На сайте идут технические работы

ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ СТРАХА…

(Отрывок из книги Александра КАЗАКЕВИЧА «Самоучитель духовного развития»)

Кто-то из древних философов заметил: «Пресмыкаться перед сильными и обижать слабых — такова природа человека». Отчего люди столь терпеливо сносят несправедливость и угнетение от тех, кто сильнее их? И почему, на собственной шкуре познав, сколь тяжела доля униженного, они, в свою очередь, с легкостью обижают тех, кто послабее?

Дать отпор сильному они не решаются не столько из-за страха пострадать физически (или морально) и даже не из-за неуверенности в себе, которая толкает их обижать слабейшего (чтобы таким образом повысить свой социальный статус). Главная причина двух этих печальных явлений — неумение нести ответственность за себя и свою жизнь.

В первом классе школы, в которую я ходил, вместе со мной учился один хулиган-второгодник: не гроза школы — он был для этого еще слишком мал, но гроза класса — точно. Не сказать, чтобы он был здоровяком, но то был экземпляр, что называется, «без царя в голове» — без жалости, без капли доброты и совершенно без комплексов.

Ничто не сдерживало его в своих поступках. Он мог запросто пырнуть кого-нибудь острой перьевой ручкой в лицо. Или, к примеру, осторожно подкрасться к кому-нибудь сзади и неожиданно ударить его портфелем по голове. Мог также демонстративно высморкаться — «прочистить сопла», как он говорил, — не в свой носовой платок, а на одежду какого-нибудь особо опрятного ученика. Он испытывал видимое удовольствие, доставляя другим боль или причиняя им некий ущерб.

Поводом для его агрессии могло послужить что угодно: слишком красивый портфель («богатенький Буратино, да?»), чересчур остроумное высказывание (что, в его представлении, совершенно непозволительная вещь для какого-то «ботаника»), новая стрижка, рубашка, галстук («ага, выпендриваешься, гад...»).

Я не помню, чтобы кто-то из учеников дал ему отпор. Все его боялись и старались избегать: мало ли что этот «придурок», как мы его между собой называли, сделает — брызнет на белоснежную рубашку чернилами или лезвием по рукаву чиркнет...

Однажды во время большой перемены, когда почти все ученики побежали кто в столовую, кто на улицу, я сидел в классе и готовился к следующему уроку — делал «домашнее задание», которое не успел сделать дома. В классе было еще таких два-три человека, в том числе и N., — самый «смешной» ученик нашего класса. Он выразительно картавил и немного заикался, к тому же, имел глупую привычку часто и не всегда к месту улыбаться. Но не это казалась нам смешным. Смешными были ответы N у доски — он настолько виртуозно гримасничал и лицом, и жестами, и голосом, изображая невинную жертву школьной науки, что даже наша учительница не могла сдержать смех. И ставила ему вместо двойки тройку. Она, конечно, знала, что у N нет отца, но есть маленькая сестренка и мама-инвалид, которая работала в нашей школе уборщицей.

N был нашим «козлом отпущения», которого обижали все. Не делом, так словом. И, каюсь, я в том числе.

Я уже сделал домашнее задание и собрался было выйти прогуляться перед уроком — хотя бы на пять минут. Но в этот момент в класс вошел наш хулиган. Он подошел к сидевшему за партой и низко склоненным над тетрадью N и, уперев в него свой взгляд, замер. N сделал вид, не замечает нависшего над ним одноклассника. Всей своей кожей я почувствовал, как в воздухе стало стремительно расти напряжение. Пять секунд, десять, пятнадцать… И тут вдруг хулиган протягивает руку к чернильнице, поднимает ее над головой N и... выливает ее ему на голову.

До этого дня все в классе молча сносили подобные выходки этого хулигана, боясь его непредсказуемости. Я также предпочитал держаться от него подальше. Тем более, что по своим физическим данным я был далеко не «богатырь». К тому же, скажу честно, я не отличался смелостью. Но тогда, став свидетелем этой безобразной сцены, внутри меня словно щелкнул тумблер: рычажок переключателя из постоянного положения «я — скромный статист» вдруг переместился в положение «я — главный герой».

Не успел хулиган еще поставить на место чернильницу, как я подскочил к нему и... — кто бы мог подумать! — со всей силы заехал ему кулаком в живот. От неожиданности и боли злодей ахнул и, вжав голову в плечи, присел. А я наклонился к нему и прошептал — от охватившего меня волнения у меня перехватило дыхание и я просто не мог говорить громко:

— Еще раз тронешь его — убью!!!

— Ты что?!.. Ты что?!? С ума сошел, что ли? — неожиданно тонким, «обиженным» голосом заверещал хулиган. И, сгорбившись, поплелся в конец ряда на свое место.

Вы думаете, он мне отомстил потом? Представьте себе, нет! Может, побоялся, а может, просто не успел — через месяц его перевели в другую школу. Вы думаете, я стал с тех пор отважным рыцарем «без страха и упрека», защитником всех обиженных и оскорбленных? Увы, нет. Единственной наградой за тот поступок оказались дешевые леденцы, которыми потом время от времени меня угощал N.

Могло быть и по другому, скажете вы? Могло бы. По настоящему этот урок я усвоил много позднее — позднее школы, училища, армии и даже института. И прозвучал он для меня так: если хочешь избавиться от страха, возьми ответственность за происходящее на себя.

Александр КАЗАКЕВИЧ

Категория: Книга «Самоучитель духовного развития».

Печать

Яндекс.Метрика