На сайте идут технические работы

Петр 1

petr_pМОНАРХ, КОТОРОМУ НЕ ПОВЕЗЛО С НАРОДОМ

(Публикуется с сокращениями)

НЕУДАВШИЙСЯ ПЛОТНИК

Петр I неоднократно признавался, что ему не повезло с рождением: жизни русского самодержца он предпочел бы жизнь голландского плотника или английского моряка. И это не было фальшивым вздохом уставшего, пресытившегося безбрежной властью монарха. То был вздох отвращения к тому месту, где он был вынужден жить, и к тому народу, которым он волею судьбы был поставлен править. Александр Герцен, поклонник Петра, давал такую оценку результатов совершенных Петром преобразований: «Петр I презирал русский народ, в котором любил одну численность и силу. Борода считалась за преступление; кафтан - за возмущение; портным угрожала смерть за шитье русского платья для русских... Правительство, помещик, офицер, столоначальник, управитель, иноземец только то и делали, что повторяли повеление Петра I: перестань быть русским и ты окажешь великую услугу отечеству».

В результате его непродуманных, скороспелых и подражательных реформ Россия потеряла весомую часть национальной культуры, культуры на то время более высокую, нежели та, которую Петр пытался искусственно ей привить. По царскому повелению были уничтожены редчайшие старославянские рукописи (только потому, что были написаны на старославянском, а не на немецком или голландском!), рассказывающие о богатой и самобытной культуре славян. Взамен, правда, по его же приказу, было переведено с иностранных языков около 1000 книг. Переведенные варварским, малопонятным слогом, эти книги будут пылиться на складах: никто не захочет их покупать, как никто не хочет сегодня покупать сочинений Ленина или Маркса. Много лет спустя большая часть этих бесполезных книг будет использована на переплеты для других книг.

 

ПЕТР - ОЗНАЧАЕТ «КАМЕНЬ»

Имечко Петру было подобрано верное. Такое ощущение, будто вместо сердца у него был камень. Слишком мало в нем было жалости и доброты. Зато в избытке хватало грубости и почти звериной жестокости. Без раздумий он одинаково безжалостно расправлялся с чужими и родными: собственноручно рубил головы, отрезал носы, уши и губы (еще много лет после его смерти сотни изуродованных им будут бродить по стране и пугать людей). Не гнушался Петр и пыток, обнаруживая в этом и энтузиазм, и изобретательность. Причем пытал не только мужчин, но и женщин, и даже детей. В том числе и собственного сына, Алексея.

«Петр в жестокости, - писал профессор Зызыкин в своем исследовании о Патриархе Никоне, - превзошел даже Иоанна Грозного. Иоанн Грозный убил своего сына в припадке гнева, а Петр убил хладнокровно, вынуждая Церковь и государство осудить его за вину, частью выдуманную, частью изображенную искусственно, как самую вероломную».

Еще одна черта его «каменности»: он мог совершенно непостижимо соединять веселье с кровопролитием. 26 июня 1718 года в сыром, мрачном каземате был задушен (по его же приказу) его единственный сын, а на следующий день Петр шумно праздновал годовщину Полтавской «виктории», и в его саду все «довольно веселились до полуночи».

В своей последней книге И. Бунич утверждает, что существуют резолюции Петра на следственных делах: «Смертью не казнить. Передать докторам для опытов». Петр первым ввел в практику медицинские эксперименты на живых людях - и очень гордился этим! Кстати, ему принадлежит еще одно «человеколюбивое» изобретение - заградительные отряды. Под Полтавой, не надеясь выиграть сражение ни числом, ни умением, Петр поставит в тылу своих войск заградительные отряды, которые получат от него приказ стрелять по своим, если те дрогнут...

 

«ВОСПИТАТЕЛЬ»

Петр не переносил никакого противоречия себе ни в чем. Он менялся в лице, когда его приближенные осмеливались при нем выражать свои вкусы и желания. Так сановнику, который не терпел уксуса, он приказал однажды влить в рот целую бутылку этой жидкости. Старый и всеми уважаемый министр Головин ни за что не хотел рядиться в шуты и мазаться сажей; его раздели донага, преобразили в демона и поставили на невский лед. Через два дня Головин умер от воспаления легких.

Известна многочисленная коллекция дубинок Петра, которыми он «воспитывал» своих подданных. Однажды за то, что Меншиков посмел танцевать в сабле, Петр так сильно ударил своего любимца, что разбил тому нос. В другой раз он бил его дубинкой по голове до тех пор, пока у того не полилась кровь из ушей. Лефорта за несвоевременный совет царь попытался проткнуть шпагой, когда же тот увернулся, то набросился на него, повалил и стал бить и топтать ногами. В другой раз ударом дубинки выбил глаз одному боярину, который посмел лишь что-то «не к месту» посоветовать. Случалось, что в гневе Петр забивал насмерть непокорных. Поплатился, например, жизнью придворный служитель, не успевший снять перед монархом шляпы - его хватила по голове знаменитая дубинка. Та же участь постигла одного солдата за кражу куска меди в горевшей церкви.

Петр «воспитывал» своих подданных не только при помощи дубинок. По свидетельству одного из иностранных путешественников, в Преображенском селе ежедневно курилось до 30 костров с угольями для поджаривания арестованных. Если таковых не оказывалось, солдаты хватали на улицах первых попавшихся и тащили на пытку. Людей при этом не убивали, но зачастую превращали в калек. Страшные крики невинных жертв, по мнению царя, должны были склонить народ к еще большему уважению власти.

 

ЛЮБИТЕЛЬ МЕРТВЕЧИНЫ

Некоторые историки отмечали странное пристрастие царя к целованию... мертвых. Встречая похоронные процессии, Петр неизменно приказывал открыть крышку гроба, подходил к нему и... запечатывал покойнику царский поцелуй. Однажды в Лейдене Петр посетил анатомический театр, где на одном из столов лежало тело с распоротым животом и расчлененными мышцами. Петр с увлечением стал рассматривать труп. Вдруг он заметил, что кое-кто из его соотечественников всем своим видом демонстрирует неудовольствие от увиденного. К ужасу голландцев, взбешенный царь велел провинившимся подойти к трупу, наклониться и зубами рвать мышцы.

В другой раз, там же в Голландии, знаменитый анатом Фредерик Рюйс показал Петру труп ребенка, «сохранившийся до того бесподобно, что казалось, будто он улыбается, как живой». Петр долго в восхищении глядел на него, а потом наклонился и поцеловал холодный лоб. «Петр так заинтересовался хирургией, - пишет историк Масси, - что никак не мог уйти из морга, а хотел остаться и смотреть еще и еще». Он обедал у Рюйса и с увлечением расспрашивал его. Анатомия страшно увлекла царя, и он с тех пор самого себя считал хирургом.

Этот «хирург» отправит на тот свет благодаря своим «операциям» пару десятков «больных», которые, не разрежь их царь, вполне могли бы остаться в живых. Многие из окружавших его людей, заболевшие каким-либо недугом, пусть и не требовавшим хирургической помощи, приходили в ужас при мысли, что царь проведает об их болезни и явится их лечить. В Петербургской кунсткамере долгое время хранился целый мешок вырванных им зубов - памятник его зубоврачебной практики.

 

petr_p2ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ОТКАЗЫВАЕТСЯ ВЫПИТЬ, ЗНАЧИТ...

Можно рассказывать о многих странностях Петра. О его боязни тараканов - боялся, что они заползут к нему, спящему, сначала в рот или ухо, а затем в мозг... О его страсти играть на барабане - барабанил он на всех свадьбах, на всех вечерах и балах... О привычке спать на животе у своих денщиков - при этом, денщик должен был почти сутки голодать, чтобы урчание в его животе не нарушало сон Его Величества... О его привычке устраивать конкурсы на самую громкую отрыжку или самый продолжительный пук - сам Петр неоднократно выходил победителем в подобных соревнованиях, всегда устраиваемых, кстати, за трапезой... О его всеядности и необыкновенной вместительности желудка - мог выиграть любой спор по части поедания или выпивания любого продукта, чем неоднократно пользовался в компании королей и богатых иностранцев... Однако нельзя не сказать еще об одной его особенности: страсти к выпивке.

Отец Петра, Алексей Михайлович, видимо в генах передал сыну любовь к вину и водке, которые сам поглощал в неимоверных количествах. Кстати, до сегодняшнего дня живет его любимая застольная присказка: «Первая - колом, вторая - соколом, остальные - мелкими пташечками». Вот и Петр отправлял в широченный рот хмельные чаши так же легко и быстро, как и папаша.

Привыкнув к простой водке, он требовал, чтобы ее пили и гости, не исключая дам. Ужас охватывал участников царского торжества, когда в саду появлялись гвардейцы с ушатами сивухи. Ее специфический запах разносился по всем аллеям царского сада, причем часовым приказывалось никого не выпускать из него. Особо назначенные для того майоры гвардии обязаны были потчевать всех за здоровье царя. Если кто-то уклонялся от выпивки «за государя», то этого беднягу подхватывали под руки гренадеры и тащили в подвал, где его ждали холодные мокрые стены, полная темнота и куча визжащих крыс. Те же, кому доводилось «здравить» царя слишком часто, упивались нередко до смерти. «Счастливым считал себя тот, - пишет современник, - кому удавалось какими-либо путями ускользнуть из сада».

Иностранные гости живо удивлялись привычке русских так много пить. Похоже, именно в эту пору родилась сугубо русская примета: «если человек отказывается выпить, значит, он или болен, или просто подлец».

 

«НЕ ДАМ ТЕБЕ УМЕРЕТЬ, НЕ ИСПЫТАВ ЛЮБВИ!»

Известное дело: там, где пьянка, там и разврат. Петровские застолья включали в себя «обязательным номером» или прилюдное прелюбодеяние, или свальный грех. То есть, когда все совокупляются со всеми. Когда Иван Грозный обесчещивал жену своего подданного, последний обязан был поблагодарить светлейшего за оказанную честь. Если этого не случалось, царь вешал жену неблагодарного холопа (им же обесчещенную) на воротах его дома. В назидание ему и другим холопам. Петр усовершенствовал методы своего дедушки: он заставлял оскорбленных мужей бесчестить чужих дев и жен вместе с ним, за компанию. И никто ни на кого не в обиде!

Даже в грехе Петр не знал ни меры, ни вкуса. Писатель Владимир Свирин в книге «Порочные страсти гениев» живо рисует сценку на одном из царских вечеров:

«...задремавший государь вскинул тяжелую голову и обнаружил, что напротив сидит княжна Варвара Арсеньева, некрасивая девушка, тщетно надеющаяся, что на одной из оргий, когда мужики уже ничего не соображают, наконец-то заполучит супруга. Петр уставился на нее и вдруг чертыхнулся:

- До чего ж страшна!

На глазах Варвары показались слезы.

- Не думаю, - продолжал между тем Петр, - чтобы кто-нибудь пленился тобой! Но я, - он поднялся, - не дам тебе умереть, не испытав любви...

«И тут же, при всех, - сообщал Вильбуа, - повалил ее на диван и выполнил свое обещание».

И это не было случайностью. По утверждению современников, это входило в праздничное «меню» Петра и его супруга, императрица Екатерина I, с ласковой улыбкой смотрела, как ее друг сердечный на ее глазах предается разврату с собутыльницами-фаворитками».

 

«УБЬЕШЬ ТЫСЯЧУ - НАЗОВУТ ГЕРОЕМ...»

«С Петра I, - писал Лев Толстой, - начинаются особенно близкие и понятные ужасы русской истории. Беснующийся, пьяный, сгнивший от сифилиса зверь четверть столетия губит людей, казнит, жжет, закапывает живыми в землю, заточает жену, распутничает, мужеложествует». Петр всю жизнь вытаскивал больные зубы и разбивал здоровые, плотничал, выпиливал табакерки, строил корабли, вместо палача сам рубил головы стрельцам, метался по заграницам и по России. Всегда вел себя не так, как должен вести себя царь. Он был кем угодно, но только не русским православным царем. То малое, чего Петр добился, он добился ценой обнищания всей страны и гибели огромного количества людей. По разным источникам Петр I, считавший русских животными, умертвил треть (!) населения России. Причем основная часть пала не в войнах со шведами и турками, а во время исполнения его «реформаторских» идей: строительства городов, которые вскоре сам же приказывал разрушить; заводов, которые повелевал затем взорвать; кораблей, которые, будучи построены на скорую руку, через несколько лет прогнивали насквозь и разваливались...

Знаменитый парижский палач, прославившийся тем, что срубил на гильотине более тысячи голов, однажды изрек одну верную, но горькую истину: «Убьешь одного - назовут убийцей. Убьешь тысячу - назовут героем». Или даже - великим. Как Петра.

Александр КАЗАКЕВИЧ (из книги «Звезды, как люди. Парадоксальные и малоизвестные факты из жизни знаменитых людей)

Категория: Биографии великих людей (отрывки из книг "Звезды как люди" и "Люди как звезды").

Печать

Яндекс.Метрика