Некрасов Николай Алексеевич

nekrasov_13ОН НИКОГДА НЕ ПРОИГРЫВАЛ ЗА КАРТОЧНЫМ СТОЛОМ. И ДАЖЕ ЖЕНУ СВОЮ ВЫИГРАЛ В КАРТЫ...

ВОР, ПЛУТ, ДЕЛЕЦ, ЧИЧИКОВ, ЦИНИК, РАЗВРАТНИК...

Такими эпитетами награждали Некрасова его современники. Некрасов - «мерзавец». Некрасов - «великая дрянь». Некрасову - «свойственно надувать людей» и «он всегда думает скверное». В отношениях с ним «держи камень за пазухой, не доверяясь его элегическому плачу». Фразы его - «фразы из поганых уст». У него «вонючий цинизм». Он - «злобно зевающий барин, сидящий в грязи». Если «он хандрит», это значит: «старый наклевавшийся коршун нахохлился, ну, и черт с ним!». И в заключение: «Не валандайся ты с этим архимерзавцем Некрасовым!»

Это из письма Тургенева. А ведь когда-то Тургенев и Некрасов были «не разлей-вода» друзьями...

Мало кто из известных людей мог «похвастать» такими злыми врагами, какие были у Некрасова. Их ненависть была просто лютой.

Один из них, критик М. Антонович, дошел до того, что во время любовного свидания Некрасова с Зиной (второй женой поэта), брал бинокль и заглядывал поэту в окно, наблюдая, как он обнимает ее, - а потом, не стыдясь, рассказывал о своих наблюдениях в кругу литературных знакомых. И те возмущались... Но не Антоновичем, а Некрасовым!

Критик Аполлон Григорьев называл стихи Некрасова «больничными», Герцен находил в его стихах «злую сухость», Тургенев уверял всех, что «поэзия в стихах Некрасова и не ночевала». Даже Толстой, которому Некрасов открыл путь в литературу, говорил: «Место Некрасова в литературе будет место Крылова. То же фальшивое простонародничанье и та же счастливая карьера, - потрафил по вкусу времени».

«КОЛ В МОГИЛУ - ТАКОВА БЛАГОДАРНОСТЬ РОССИИ...»

nekrasov_14В самом начале своей литературной карьеры Некрасов получил столько пинков и пощечин от критиков, что просто удивительно, как находил он после этого силы не упасть духом и продолжать писать. Вот цитата из рецензии на его первые стихи: «Лучше в молодости писать такие стихи, как г. Некрасов, нежели... нежели бить баклуши, как другие, например». Другая рецензия: «Посредственность в стихах нестерпима». Жуковский, которому Некрасов пошлет свой первый сборник стихов, посоветует молодому поэту «заняться лучше прозой». За три месяца не будет куплен ни один экземпляр некрасовского сборника. В отчаянии, Некрасов заберет из книжных магазинов все до единой своей книги и бросит их в огонь.

На протяжении всей жизни поэта будут преследовать подобные неприятности. И даже после смерти. На Руси, как известно, не принято про покойников говорить плохое... И все же: три дня после похорон поэта, в одной столичной газете появится такой некролог: «Добивать убитых, обходить всесильных, презирать бессильных и идти осторожным шагом по битой перебитой колее, - вот квинтэссенция его журнальной, а отчасти и поэтической деятельности». Не пройдет и года после его смерти, и в родной усадьбе поэта откроют кабак «Раздолье, с распитием крепких напитков и на вынос». А ночью на кладбище кто-то вобьет осиновый кол в его могилу... «На колыбели - кабак, а на могиле - осиновый кол, такова благодарность России Некрасову!» - только один Мережковский с негодованием отзовется на этот страшный факт. И то, спустя... 23 года.

В стихотворении «Угомонись, моя муза...», уже неизлечимо больной, Некрасов поразительно точно предскажет свою посмертную судьбу:

Много, я знаю, найдется радетелей,

Все обо мне прокричат,

Жаль только, мало таких благодетелей,

Что погрустят да смолчат.

Много истратят задора горячего

Все над могилой моей.

Родина милая, сына лежачего

Благослови, а не бей!

 

ПЛОХОЙ ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК

Пословица говорит: дыма без огня не бывает. К сожалению, поэт часто сам давал повод для возникновения разного рода сплетен и кривотолков. Однажды он написал трогательное стихотворение о том, как мальчик вскочил на запятки кареты покататься, напоролся на коварно забитые владельцем кареты гвозди и погиб. На следующий день после публикации гвозди на запятках всех карет были сбиты. Кроме одной. Прохожие забросали ее камнями. Карета остановилась, и из нее вышел... Некрасов.

Эту историю «смаковала» вся литературная Россия. Газетчики, закусив удила, соперничали друг с другом в том, кто больше грязи выльет на «бесстыдного мазурика Некрасова». Поэт даже не предпринял и малой попытки, чтобы как-то защититься. А ведь ему было что сказать. Он мог бы, например, рассказать, что гвозди на его карете самовольно, нарушив строжайший запрет, вбил его кучер - человек психически малоуправляемый и почти всегда пьяный. Но Некрасов посчитал ниже своего достоинства оправдываться, и, уж тем более, сваливать вину на своего слугу.

Не станет поэт оправдываться и перед Герценом, который, вкупе с Огаревым и Тургеневым, обвинит его в присвоении чужих денег. История подтвердит безукоризненную честность Некрасова, но тогда эти необоснованные и унизительные обвинения заставят отвернуться от него многих.

«ЧТО ТЫ, СЕРДЦЕ МОЕ, РАСХОДИЛОСЯ?»

Перелом в отношении к поэту произойдет, по счастью, довольно скоро и достаточно необычно. Вот как об этом рассказывает один из современников поэта Р. Антропов:

«Большой зал Дворянского собрания был битком набит. С благотворительной целью давался вечер при участии известных писателей. Появление каждого из них восторженно приветствовалось публикой. И только когда на эстраду вышел Николай Алексеевич Некрасов, его встретило гробовое молчание. Возмутительная клевета, обвившаяся вокруг славного имени Некрасова, очевидно, делала свое дело. И раздался слегка вздрагивающий и хриплый голос поэта «мести и печали»:

«Что ты, сердце мое, расходилося?..

Постыдись! Уж про нас не впервой

Снежным комом прошла-прокатилася

Клевета по Руси по родной.

Не тужи! пусть растет, прибавляется,

Не тужи! как умрем,

Кто-нибудь и о нас проболтается

Добрым словцом».

Что произошло вслnekrasov_11ед за чтением этого стихотворения, говорят, не поддается никакому описанию. Вся публика, как один человек, встала и начала бешено аплодировать. Но Некрасов ни разу не вышел на эти поздние овации легковерной толпы».

И ВЗЯТКИ ДАВАЛ, И ШЛЮХАМИ НЕ БРЕЗГОВАЛ...

«Не прегрешения важны, а то, был ли он способен в них покаяться», - сказал о Некрасове известный юрист и писатель Анатолий Кони. Конечно же, Некрасов не был «ангелом во плоти». Он, по словам современников, «и взятки давал, и по трактирам таскался, и шлюхами не брезговал». А шампанским упивался иной раз до того, что терял всякую вменяемость и дар речи. Спал до полудня, обедал в постели, бросал тысячи на свои прихоти, выписывал из-за границы серебряные ружья и охотничьих собак. Бобровый воротник на шинели и серебряные ошейники его собак, как и следовало ожидать, порождали немало завистников, недругов и просто насмешников.

На совести Некрасова были и другие «грехи», которые, как ни старался он их замолить, не давали ему покоя до самой смерти. Да, увел жену у своего друга Панаева. Да, не был примерным мужем - и обманывал, и изменял. Да, пел дифирамбы душителям и вешателям России. Да, был ленив и не в меру сластолюбив... Почему же мы ему так легко прощаем? «Коли говорить об ошибках, - писал Чехов о Некрасове, - то почему-то ни одному русскому поэту я так охотно не прощаю ошибок, как ему». Почему?

ИЗ УВАЖЕНИЯ К ДЕНЬГАМ... ЗАШИВАЛ ИХ В ГАЛСТУК

Во всей русской литературе мы, вероятно, не найдем человека, которому пришлось пройти через такую ужасающую нищету, голод и унижение, которые пережил Некрасов. Лишившись отцовской поддержки, будущий поэт в течение нескольких лет в буквальном смысле вел борьбу за выживание. Были месяцы, когда он ежедневно отправлялся на Сенную площадь и там за 5 копеек или за кусок белого хлеба писал крестьянам письма, прошения, а в случае неудачи на площади отправлялся в казначейство, чтобы расписываться за неграмотных и получить за это несколько копеек. Две французских булочки и бутылка сельтерской - долгое время составляли весь его дневной рацион (возможно, это станет одной из причин его будущей болезни, которая сведет его в могилу).

Он снимал полуподвальную комнату с окном на улицу. «Некоторое время, - вспоминал Некрасов, - я кое-как перебивался, но, наконец, пришлось продать все скудное мое имущество, даже кровать, тюфяк и шинель, и осталось у меня только две вещи: коврик и кожаная подушка. Писал я лежа на полу, проходившие по тротуару часто останавливались перед окном и глядели на меня. Это меня сердило, и я стал притворять внутренние ставни, так, однако, чтобы оставался свет для писания». Затем он снял комнату вместе с еще одним студентом: «выходили мы со двора по очереди, так как сапоги мои были негодны и у нас не было шинели, а у него был плащ...». Однажды, не имея возможности купить чернил, Некрасов соскоблил со своих сапог ваксу, развел водой и написал очерк, который отнес в ближайшую редакцию. «Это, - как пишет Некрасов, - спасло меня от голодной смерти». Был случай, когда он оказался нищее нищих, и нищие, сжалившись над ним, подали ему милостыню... «Прожив несколько лет и чуть не отправившись к праотцам, я почувствовал не то какую-то боязнь, не то уважение к деньгам. Я берег каждый грош. Я с отвращением зашивал деньги в галстук и постоянно держал их там».

Категория: Биографии великих людей (отрывки из книг "Звезды как люди" и "Люди как звезды").

Печать

Яндекс.Метрика