МИЛЛИОНЕРША. Автор Александр ЛЕЖНИН

Александр Грин: «Хотите верьте, хотите – нет».

«Почти правдоподобная история…» Строчка  песни из кинофильма «Автомобиль, скрипка и собака Клякса».

Нам будут долго предлагать — не прогадать.
— Ах! — скажут, —вы ж еще не жили!
Вам надо только-только начинать… —
Ну, а потом предложат: или-или.

Или пляжи, вернисажи или даже
Пароходы, в них наполненные трюмы,
Экипажи, скачки, рауты, вояжи…
Или просто...

…Предложат жизнь счастливую на блюде.
Но мы откажемся…

Владимир Высоцкий. Деревянные костюмы.

-Скажите, Марина Владимировна, вы такая красивая, знаменитая женщина, у вас было столько богатых, красивых, знаменитых поклонников, почему вы выбрали именно Высоцкого?                                                                                   --А мне нужен был простой русский мужик.                                       

Анекдот. В спальню английской королевы входит придворный и говорит: « C вами хочет провести ночь граф такой-то.» Королева: «А, пошёл он.» Спустя некоторое время входит тот же придворный: «С вами хочет провести ночь герцог такой-то.» Королева: «А, пошёл он.» Через некоторое время входит всё тот же придворный: «С вами хочет провести ночь барон такой-то.» Королева: «А, пошёл он.» Минуту спустя входит этот же придворный: «С вами хочет провести ночь простой русский мужик.» Королева: «Давай его сюда.»                                                                                                                                            

        

        Была в Союзе иностранка                                                   

        Из Вашингтона самого,                           

Случилось, что американка      

Влюбилась в парня одного.  

Американка та богата

Мильоны серебра и злата,

И вот она к нему подходит

И разговор такой заводит.

 

Она открыла ему душу

Она была мила, нежна,

Она сказала ему в уши,

Что только им удручена.

 

- Не хочешь ли ты быть владыкой

Моих богатств, о милый мой,

Люблю тебя я так, что рада

Отдать все тыщи до одной.

 

Сказал ей парень не смущённо:

- Я не богат, но и не жид,

Мне не нужны твои мильоны.

Тот парень был не лыком шит.

 

Миллионерша не сдавалась,

Хотя была удивлена.

Сказать по правде ей сдавалось,

Что победит его она.

 

А был тот парень из рабочих,

Курить и пить он не любил,

Морально очень был устойчив,

На девушек не падким был.

 

- Мне предлагали руку, сердце

Там в Штатах множество ребят,

Всех отвергало моё сердце,

Но твой меня пронзает взгляд.

 

Давно мечтала стать женой я

России сына одного,

И вот тебя я полюбила

И мне не нежно ничего.

 

Что нужно сделать, чтоб я стала

Судьбою сердца твоего?

Любовь твоя нужна мне только,

А больше, честно, ничего.

 

Ну, сделай ты меня счастливой,

Чтоб мой ты был, а я твоей,

В невзгоды жизни и в несчастье

Ты не найдёшь жены верней.

 

- Всё это так, но никого я,

Прости, нисколько не люблю,

Да и вообще, хоть кто такой я,

Чтоб ты сказала мне, люблю.

 

Она расплакалась, рыдает.

Нет горячее женских слёз.

Его льдяное сердце тает,

Слеза сильней, чем льда мороз.

 

Растаял парень наш советский:

- Не плачь, не расторгай меня.

Видать, ты человек не светский,

Тебе отвечу скоро я.

 

Ты постирать, сготовить сможешь,

Ведь слуг не будет у тебя.

- Сготовлю всё, что ты захочешь,

Я подготовила себя.

 

 

- Слушай, Шура, я слышал тебе делала предложение одна миллионерша.

- Не совсем так, Коля. Она просто дочь состоятельного профессора. Он физик-атомщик.

- Расскажи как это было.

- Тебе это не интересно.

- Ну почему? Я же спрашиваю.

Я стал отматывать назад года и напряг память.

 

- Мам, сегодня Новый год я встречаю в «Восходе», - обратился я к матери.

- Как так, почему? – удивилась она.

- В техникуме раздавали пригласительные туда, я себе купил.

- Ну и что там будет? – продолжала спрашивать мать.

- Начало в десять. Будут танцы. На столике, за которым мы сядем,  вино и закусон.

- Ты же не пьёшь.

- Не пью. Но всё-таки поразвлечься надо. Один же раз живём. Да и никто из моих друзей меня не пригласил к себе.

- А когда ты придёшь домой? – продолжала сыпать вопросы мать.

- Кончается там всё в три.

- А как же ты доберешься до дома, ведь автобусы в это время не ходят?

- Значит придётся пешком.

- Оденься хорошенько и много не болтай.

- Постараюсь.

 

На этот раз я был пунктуален. Переступил порог Дворца культуры ровно в 22:00. Несмотря на то, что время подошло, торжество ещё не началось. Я приблизился к своему столику, где меня ждали мои товарищи по техникуму, поздоровался с ними, поздравил с Новым годом, и сел на свой стул.

На эстраду вышел ведущий, тоже поздравил всех с Новым годом и сказал приветственную речь. Потом он объявил название песни, и вокально-инструментальный ансамбль заиграл весёлую мелодию. Почти все присутствующие пошли танцевать. После был медленный танец. Затем опять быстрый. Так незаметно стрелки часов подошли к двенадцати. Все встали, взяли бокалы, стали чокаться и поздравлять друг друга. Немного погодя, вновь зазвучала медленная мелодия.

«Белый танец», - объявил ведущий.

К нашему столику подошли девушки.

- Разрешите, - по очереди обратились они к нам.

Ребята встали, вышли из-за стола, и пошли со своими партнёршами в круг.

- Извините, я не танцую, - ответил я девушке, пригласившей меня.

Девушка отошла.

Я взял стакан с лимонадом и пригубил его. Боковым зрением я заметил, как плавной походкой ко мне подошла ещё одна девушка. Одета она была в голубое платье с белёсками окаймлённое бахромой. Платье соблазнительно облегало её фигуру, выделяя каждый бугорок на её теле. В её блестящих волосах, окрашенных в фиолетовый цвет, и слегка касающихся плеч, блестела бриллиантовая заколка. От девушки исходил приятный запах дорогих французских духов.

- Разрешите Вас пригласить на танец, - с английским акцентом, но понятно сказала незнакомка.

Я посмотрел в её спокойные карие глаза и подумал: «Иностранка какая-то».

- Извините, я не танцую, - ответил я.

- Что ж, очень жаль, - произнесла девушка, и хотела было отойти, но я её остановил.

- Но если я вам симпатичен, и вы хотите со мной поговорить, присаживайтесь, - предложил я.

На серьёзном лице девушки засияла улыбка.

- Молодой человек, как ваше имя? – спросила она, продолжая стоять.

- Алекс… - я сделал паузу, а потом продолжил, - …андр. А как ваше?

- Линда.

- Очень приятно. Вы из Великобритании?

- Нет, я из США. Саша, разрешите Вас пригласить к нашему столику.                   Я удивился, но не подав вида сказал.

- Я принимаю Ваше предложение.

С этим словами я встал и пошёл за Линдой. За столиком, к которому меня подвела моя новая знакомая, уже сидел мужчина в очках. Ему было на вид лет 45.

- Познакомьтесь, Саша, это мой папа – профессор центра атомных исследований в Брукхейвене.

- Здравствуйте, с Новым годом, - обратился я к профессору.

- Yood evening! Happy New Yaar! My mame is Ronald Peаterson – проговорил мужчина, встав, протягивая мне руку.

- Очень приятно, Александр.

Мы пожали друг другу руки. Я сел рядом с его дочерью. Линда закурила сигарету «Дуншил интернейшнл» и предложила мне.

- Спасибо, не курю.

- А как на счёт выпить, - намекнула она.

- У меня сухой закон.

- Впервые встречаю парня, который отказался бы от спиртного.

- Но это же всё-таки не Соединенные Штаты Америки, а Союз Советских Социалистических Республик. Я ещё не от этого отказывался, - лукаво произнёс я.

- Вот как? Но сок-то Вы выпьете?

Я посмотрел на графин с жидкостью малинового цвета и сказал:

- Да это мой любимый сок, самый вкусный, самый дешевый, самый полезный, самый красивый и единственный сок, который пьют с солью.

Линда молча протянула руку к графину, но я опередил её.

- Не надо себя утруждать, я сам.

Пригубив стакан с соком, я продолжил:

- У нас томатный сок, перемешанный с водкой, называют почему-то Кровавая Мэри. Но это так, детально.

- Вот как? – слегка удивилась моя собеседница, тоже поднося стакан ко рту.

- Линда, а где вы научились так хорошо говорить по-русски?

- Я учусь в университете на факультете русского языка. До этого училась в школе со специальным уклоном. Все уроки там проводятся на русском языке.

- А как Вы оказались здесь?

- Как я уже сказала, мой отец – профессор. Он приехал сюда в служебную командировку. Сами понимаете, научный обмен. Он приехал в ваш атомный институт, как это…

- НИИАР.

- Да. Ну и меня прихватил с собой. У меня сейчас рождественские каникулы.

- Линда, может быть, мой вопрос покажется бестактным… - я сделал паузу.

- Ну-ну, я слушаю.

- Вы не родственница вашей знаменитой киноактрисы Джейн Фонды?

- Вы так подумали, потому что я на неё похожа?

- Да, Вы правильно поняли ход моих мыслей.

- Нет, я её не родственница. Мне сделали пластическую операцию. Я попросила, чтобы моё лицо стало похожим на лицо этой артистки.

- Ну, Вы даёте! – с удивлением выдавил я из себя.

- А что, Вам не нравится?

- Нет, напротив.

- Так в чём же дело?

- Это же опасно для здоровья.

- Да, но как видите, со мной ничего страшного не произошло.

- А зачем Вы сделали эту операцию? Чтобы стать покрасивей? Наверное, она обошлась Вам в копеечку?

- Что? Простите, не поняла.

- В копеечку у нас означает очень дорого.

- Да, не дёшево. Я её сделала не с целью похорошеть, а чтобы после окончания университета у меня было больше шансов иметь работу.

- Простите, теперь не понял я.

- Женщин у нас принимают на работу с меньшим желанием. А красивых девушек берут, естественно охотнее. Но пластическая операция – это ещё не всё, - продолжала удивлять Линда.

- А что же ещё? – с любопытством воззрился я на неё.

- Мне сделали операцию на глаза. Раньше я тоже плохо видела, у меня была близорукость. Мне сделали насечки на роговицах вокруг зрачков и теперь у меня хорошее зрение.

Глаза мои вновь округлились. Я наклонил корпус к ней и впился своими очами в её и действительно увидел, что от Линдиных зрачков расходятся риски нанесённые на радужных оболочках глаз.

- Ну, вы просто какой-то человек-легенда. Обязательно загадаю желание. Вот бы мне сделать такую операцию, - проговорил я, поправив роговые очки, сползшие на нос.

- Саша, а откуда Вы знаете Джейн Фонду? – переменила разговор Линда.

- Я смотрел фильм с её участием «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?». И ещё один фильм, название которого я запамятовал. Там что-то про двух супругов, которые остались без работы и обчистили сейф с деньгами. Кинокомедия. Потом я выписываю журнал «Советский экран», там про неё писали.

Мы проговорили всю новогоднюю ночь, почти не замечая того, что делается вокруг. Темы нашего разговора были довольно обширны. Говорили о Новом годе и других праздниках, как о наших советских, так и о американских, о спорте, о любви, об искусстве, о её и моём городе, о политике и о другом. Линда выглядела довольно приятной собеседницей. Мне ей почему-то хотелось рассказывать и рассказывать, наверное, потому, что она умела слушать. О том, как нужно говорить, написаны тома, а о том, как нужно слушать, мне лично слышать не приходилось. Передо мной был живой пример. Я в свою очередь тоже старался не перебивать свою собеседницу, давал ей возможность высказаться, поправлял её, отвечал на вопросы и задавал свои.

Незаметно новогодняя ночь подошла к концу. Когда ансамбль проиграл последний аккорд, я подытожил:

- Ну вот, мы и встретил Новый год.

- Н-да, - в унисон мне проговорила Линда. – Саша, Вы проводите нас до гостиницы?

- С удовольствием. Вы где остановились, в «Радуге»?

- Да.

- Тогда вперёд.

Мы встали из-за стола и направились к гардеробу. Я помог надеть своей знакомой меховую шубу коричневого цвета.

- Что-то впервые встречаю такой странный мех, - изрёк я.

- А, это шуба сшита из меха кенгуру.

- Вы не перестаёте меня удивлять.

- Подарок отца в день моего двадцатилетия. – сказала она выходя из дверей Дворца культуры.

- Наваждение какое-то, - уже не удивляясь, продолжил я. – Раньше слышал, что всякое может случиться в новогоднюю ночь. Слышал и не верил, но вот теперь убедился воочию.

- Я тоже слышала, но в отличие от Вас верю. Но это ещё не самое удивительное.

- Если я правильно понял, самое удивительное будет впереди?

- Да.

- Когда же?

- Когда мы с Вами встретимся ещё раз.

- Вот как? А почему же нельзя раньше?

- Это Вы поймёте потом.

Мы шли и продолжали беседовать. В отличии от нас отец Линды почему-то всю дорогу от «Восхода» до «Радуги» молчал, впрочем, как и большую часть новогодней ночи. Мы подошли к входу в гостиницу. Линда что-то сказала на английском языке своему отцу.

- Гуд бай, Александр, - произнёс он, и мы опять пожали друг другу руки.

- Гуд бай, профессор, - попрощался я.

 После этого он зашёл в гостиницу.

- Ну вот, мы и одни, - сказала Линда. – Саша, когда мы сможем увидеться вновь?

- Давайте завтра.  Но почему Вы хотите увидеть меня снова?

- Но ведь мы же с вами друзья, - как-то неуверенно намекнула она.

- Линда, я человек прямой, простой и привык без всяких фокусов и выкрутасов. Если мы с тобой друзья, давай на «ты».

Последняя её фраза вдохновила меня сказать это. Линда улыбнулась.

- Как ты говорил мне: «Я принимаю Ваше предложение».

- Я знаю, у вас в английском языке нет слова «ты», - уже как-то неопределённо сказал я, - Ну ладно, проехали. Хорошо, я приду. Тем более, что учиться я закончил, экзамены все сдал. Остался диплом. Но в моём распоряжении целый месяц.

- Я буду ждать, - почему-то печально произнесла Линда.

На этом мы расстались.

 

-Ну и что же было дальше? – с нетерпением спросил Николай.

- А на следующий день, когда я к ней пришёл, она объяснилась мне в любви, - задумчиво и мечтательно ответил я. И было непонятно, кому я это сказал: ему или себе.

- Как так прямо и объяснилась ни с того, ни с сего?

- Да нет, была небольшая прелюдия. Линда напомнила мне новогодний диалог…

 

- Помнишь, я говорила, что самое удивительное ещё впереди? – спросила она.

- Помню.

- Так вот. Я люблю тебя.

Я опешил. Линда смотрела на меня печальными просящими глазами полными надежды, как смотрят дети на своих спасителей. Я не знал, что сказать. После небольшой паузы я нашёлся.

- Ну, это так неожиданно. Я просто не знаю, что ответить.

- Вообще-то девушке в таких случаях неприлично навязываться, но ты же сам говорил, что, мол, я прямолинейный человек и привык без всяких фокусов.Давай поженимся.                                                                                       

        Я обалдел.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     

- А твои родители согласны?

- Я уже разговаривала с отцом. Он не возражает.

- Ты думаешь супружеская жизнь это такое лёгкое дело, одна счастливая, безоблачная жизнь?

- Нет, я так не думаю. Ты, наверное, считаешь меня легкомысленной?

- Ну, хорошо. А готовить, стирать, шить хоть ты умеешь?

- Ты думаешь, если я дочь богатого профессора, то значит, я ничего не умею делать. Отец только оплачивал мою учёбу в Университете, а живу я на стипендию и разные заработки. Мою машины, работаю посудомойкой, разношу почту, молоко и тому подобное. У нас в Америке даже дети миллиардеров работают.

- Да, я это знаю. Линда, может, ты меня не любишь, может быть, тебе показалось? Ведь бывает же такое. Это называется страсть, влечение или просто влюбчивость.

- Да, так показалось, что я уже две ночи не сплю.

- А за что ты меня полюбила? Я же некрасивый, да ещё и в очках.

- Не знаю, за что. Но на счёт твоей внешности ты не прав. Красота мужчин не красит. Это, во-первых. Во-вторых, женщины любят не глазами.

- Ну и что ты предлагаешь?

- Поехали со мной в Америку.

- А если бы я предложил тебе остаться здесь?

- Нет, родители ни за что не согласятся, я их единственная дочь.

- Вот и я тоже не смогу.

 

- Потом мы с ней встречались ещё несколько раз. Она всё ещё на что-то надеялась. Ведь надежда умирает последней. Она говорила, что никого до меня не любила, что ей делали предложения даже сыновья крупных миллионеров, что у неё родителей счёт в банке примерно с миллион и другое.

Потом мы простились, и она уехала.

- Слёзы были?

- Нет, прощание было довольно спокойным, лучше, чем я ожидал.

- Дурак, что ты ей отказал. Уехал бы туда, стал бы каким-нибудь магнатом. Квартира в небоскребе, машина, вилла за городом, акции в банке.

- Знаешь, почему я ей отказал?

- Почему?

- По пяти причинам. Да, даже причина была не одна. Во-первых. Может быть, это будет звучать чересчур громко, но не хочу менять свою великую Родину на какую-то задрыпанную Америку. Скажут ещё женился по расчёту, на её деньгах, продался, а сам комсомолец.Во-вторых, зашумела бы пресса, радио, телевидение.Я бы попал в центр внимания, обо мне бы многие узнали.Известность, знаменитость.Всё-таки необычно.Простой советский парень женился на богатой американке.Сенсация.

      -Ну и что тут такого?

      -Я бы не прошёл медных труб.Многие люди прошедшие огонь и воду не смогли пройти медных труб, то есть испытание известностью,  популярностью, славой.Хоть и в моей жизни было много горького и солёного, и я даже видел ад своими глазами, но всё это выдержал.А вот медные трубы, наверное, не пройду.Знаешь что это такое?Я немного знаю.Когда учился в школе, меня все знали.В техникуме тоже. Санёк, здорово!Санёк, как жизнь?Санёк, расскажи анекдот.Санёк, расскажи что-нибудь интересное.Санёк, война будет? и т.д.Если человек известен, его все знают и все на него смотрят.То не сделай, это не скажи.Очень нужно следить за собой и уметь правильно себя вести.А если что не  так, пойдут разные слухи, сплетни, кривотолки.Да, впрочем, про меня и до сих пор ходят сплетни.К слову сказать, когда я учился в техникуме, мне даже предлагали сниматься в кино.Из Ульяновска к нам приезжали кинематографисты и снимали какой-то документальный фильм.Надо было перед кинокамерой дать интервью, рассказать о своём дипломном проекте.У меня была новая тема, такой в нашем техникуме ещё никогда не у кого не было.И вот меня попросили рассказать о ней.Ещё один пример тяжести медных труб.Однажды, не помню в каком году, по телевизору в передаче «Сегодня в мире» рассказывалось о том, как на Западе выбрали так называемую «Мисс Вселенная»-самая красивая девушка мира.Они каждый год выбираются заново.Тогда ей стала какая-то венесуэльская студентка.По телевизору показывали эпизод, когда какой-то президент надевал ей на голову хрустальную корону.Ну, естесственно, она улыбалась, радовалась, была счастлива.Но это только первое время.А потом из рая она опустилась в ад.После этого её здорово затаскали.Красивая девушка, как очень хорошая книга, всегда затаскана.Её теребило и телевидение, и кино, и радио, и реклама, и поклонники надоедали с автографами, фотографиями, предложениями, письмами и телефонными звонками, проходу ей не давали.И знаешь, что потом она сказала?”Если бы я знала что меня ждёт, после того, как меня выберут «Мисс Вселенная», я бы разбила эту корону перед тем как мне её надели на голову.”Она стала жертвой известности.В добавок на Западе есть такая мода-убийство знаменитостей, c целью самому стать хоть на какое-то время знаменитым. Это я уже про тот случай с американкой. Не исключено, что в меня бы стреляли.                                                                                   

      В-третьих. Возможно, она меня вообще не любила. Возможно, это была не любовь, а влеченье, страсть, влюбчивость, ей показалось. Любовь                         очень  легко с  этим спутать.

     В-четвёртых.Ты думаешь оформить такой брак это так просто? Этот вопрос пришлось бы решать через Верховный Совет СССР. Появились бы горы проблем и множество трудностей.

      В-пятых. Возможно это была провокация. Может быть, она работает на ЦРУ? Хотела меня завербовать, что бы я поработал на них. Уехал бы туда, принял бы их гражданство, и они бы заставили меня работать на себя. Ну, там Голос Америки и на подобие. Будешь говорить то, что мы тебе скажем. Тем более комсомолец. А если бы я не согласился, они бы меня вышвырнули без цента в кармане и неизвестно, что бы со мной было. Такие случаи были. Назад в Союз меня бы не взяли, потому что после принятия американского подданства у меня был бы штатский паспорт. Это одно. И другое. Если бы я что-то такое сказал по Голосу Америки, это бы приравнивалось к измене Родине. Так что наше посольство ничем не смогло бы мне помочь. Я рассказывал про этот случай одному мужику. Он мне говорит: ”Я бы тебя послушал. ”Но я ей ничего этого не сказал, хотя бы потому, чтобы не обидеть. Но что бы там не говорили, я поступил правильно, тем более ещё и то, что я её не любил.

      -Ты знаешь, я тоже так думаю, - согласился Колька и добавил: - Да, всё как в индийских фильмах.

Начало восьмидесятых.

Александр ЛЕЖНИН

Категория: Творчество читателей газеты.

Печать

Яндекс.Метрика