На сайте идут технические работы

Театральные байки 4

«СЕСТРА ПИСТРЕ...»

Оговорки могут довести артистов, особенно неопытных, до потери сознания. Вот знаменитая на всю Москву история, которая произошла в Театре имени Моссовета на спектакле «Король Лир». Начинающая актриса Ирина Карташова должна влететь на сцену со словами: «Сестра писала нам». Ее партнером был знаменитый Николай Мордвинов, прославившийся своими трагическими ролями - Арбенина, Отелло. И вот она вылетает навстречу корифею и выпаливает от волнения:

- Пистра сисала нам!

Жутко смутившись, актриса решила поправить дело и, пуще прежнего, закричала:

- Сестра пистре...

Окончательно придя в полное замешательство, актриса, в поисках поддержки, обратила свой взор на Мордвинова и - увидела жутко выпученные глаза великого трагика. Понимая, что случилось непоправимое, она в полуобмороке почему-то выпаливает:

- ...сисьмо сосала!

Пауза. Мордвинов заржал в голос и ушел со сцены. Дали занавес, и спектакль возобновился спустя несколько минут.

 

«ВЕРЮ!» К. С. СТАНИСЛАВСКИЙ

На сцене Большого театра давали что-то из царской жизни - то ли «Хованщину», то ли «Князя Игоря». Все, как положено: артисты поют, музыканты играют, суфлер подсказывает. И надо же было такому случиться, что сидящий в своей будочке заслуженный работник театра, суфлер с тридцатилетним стажем, не успел перед спектаклем поужинать. Чтобы исправить положение, ветеран прихватил с собою термосок с чаем, варенье, да пару бутербродиков с колбасой. Сидит, ждет большого фрагмента, когда его услуги не будут востребованы. Тут на сцену выходит один из персонажей в костюме охотника с огромным живым псом на поводке. (В театрах иногда используют настоящих животных, видимо, для усиления эффекта достоверности. Ну, а чтобы зверь со страху не обделался, его целый день перед выходом на сцену не кормят.) Ну так вот, выходит этот тенор и начинает завывать свою партию, а поводок намотал на руку, чтобы пес случайно не убежал в зал. Суфлер посмотрел по партитуре - минуток десять свободных есть: дай-ка я перекушу, думает. Налил чайку в кружечку, душевно вареньица добавил, развернул пакет с бутербродами. А бедный голодный пес, только почувствовав запах сервелата, не выдержал и через всю сцену ринулся к тому месту, откуда так вкусно пахло. Певец, естественно, такого не ожидал и, двумя руками схватившись за поводок, попытался удержать пса на месте. Но где уж - через секунду он уже скользил на пузе в сторону суфлерской будки. Ее обитатель отрывается от чая и бутербродов и видит с хрипом и вытаращенными глазами мчащегося на него пса. Дедушка инстинктивно ломится назад, падает, разбивает термос и чуть не ломает руки-ноги. Пес ныряет в суфлерскую будку, через пару секунд в ту же будку врезается «подъехавший» на поводке артист. Наконец-то сообразили дать занавес. Публика гогочет и аплодирует. Наутро об этом веселом случае написали все газеты, а старичка-суфлера с почестями отправили на заслуженную пенсию. От греха подальше.

 

НЕ ВЫНЕСЛА ДУША АКТЕРА...

В провинциальном театре первого января играли пьесу из народной жизни. На авансцене - воины, на холме - князь, которого княгиня с плачем и причитаниями провожает в бой. Артистка так вошла в роль, что долго-долго голосила, заламывала руки, и князю, изрядно выпившему, это стало невмоготу. Когда она в последний раз возопила, обращаясь к нему: «Князь ты мой светлый!..» - артист громко и отчетливо произнес: «А пошла ты на х...» На сцене и в зале все резко протрезвели. Моментально дали занавес. Тут же вышел главный администратор:

- Уважаемая публика! Случилось страшное. Только что на ваших глазах артист Старочкин сошел с ума.

Артиста Старочкина в театре том больше не было.

 

ПРО «БДЕНЬ»

Рассказывает Евгений ВЕСНИК:

- Первого января играли «Ревизора». Тогда Городничего исполнял артист С.К. И вот в первой мизансцене он последним выходит к виновникам, стоит молча, уставившись в одну точку, и произносит: «Бдень». Немая сцена. Артисты видят, что С.К. вчера перебрал. Но начали выкручиваться из положения:

- Вы хотите сказать, что имеете честь сообщить нам пренеприятное известие?

- Бдень.

- Вы хотите сказать, что к нам едет ревизор?

- Бдень.

В общем, вытянули сцену, но до антракта все-таки не доиграли. Дали занавес. На следующий день спрашиваю его: «Слушай, что такое бдень?» - «Какой бдень? Ничего не помню, братцы». Тем дело и кончилось.

 

«ТАРА-ТА-ТА...»

Эстрадный драматург Георгий Карпович Териков в 50-х годах работал в качестве конферансье военного ансамбля. В Театре оперы и балета шел торжественный концерт, посвященный очередному «летию» нашего героического комсомола. Териков должен был после пролога выйти на просцениум и прочитать патетическую оду во славу доблести, чести и преданности правому делу этого бессмертного союза молодежи. К тому же в зале присутствовала китайская делегация, тогда еще клявшаяся в вечной дружбе наших стран.

Териков очень волновался - шутка ли, такой концерт! Телевидение транслирует! Он вышел к зрителю и... о, ужас! Забыл текст. Начал улыбаться, кланяться, но ни одно слово память не возвращала... Что делать?

Георгий Карпович, в ужасе, но хорошо понимая, что он делает, начал торжественно, с напором произносить бессмысленные звуки, укладывая их в размер стиха:

- Тара-та-та тен-пик-танта... Пракотора прикато... Комсо-трати ката-та-та...

В таком патетическом месиве абракадабры в размере высокопарного стиха, конечно, можно было утонуть, но Териков выплыл - нашел спасительную финальную фразу:

- ...Привет тебе, любимый комсомол!

Раздался шквал аплодисментов. Заиграл оркестр, вступил хор, и концерт уверенно зашагал в сторону светлого будущего.

За кулисами организаторы этого правительственного концерта - работники ЦК и горкома партии - подошли к возбужденному Терикову, который поспешил заявить им, что, поскольку в зале находится китайская делегация, он подготовил часть текста по-китайски. «Молодец!» - сказали ему и начали благодарно трясти руку инициативного конферансье.

 

КВАЗИМОДО И... КОЗЛЫ

1972 год. Малый театр. Накануне премьеры спектакля «Собор Парижской Богоматери». Роль горбуна Квазимодо досталась старожилу театра актеру Степану Петровичу - назовем его так.

Спектакль, по идее режиссера, начинался с того, что Квазимодо (Степан Петрович) в полумраке должен был под звук колоколов пролететь, держась за канат через всю сцену. Но был у него один маленький недостаток - уж очень он любил водочкой побаловаться. И вот настал день премьеры. Перед премьерой Степан Петрович пришел на спектакль, как и следовало опасаться, вусмерть пьяный. Шатаясь из стороны в сторону, он добрел до гримерки, нацепил горб и лохмотья Квазимодо...

А зал уже полон. До начала спектакля остались считанные минуты. Режиссер, повстречав Степана Петровича, опешивши, сказал:

- Степан Петрович, да вы лыка не вяжете! Ведь вы же по сцене пройти прямо не сможете, не то, что на канате летать!

- Это кто лыка не вяжет?! Да я 20 лет на сцене и прошу на этот счет не волноваться! - пробурчал Степан Петрович и направился к сцене.

На сцене полумрак. Зазвонили колокола. Вдруг, через всю сцену, слева направо пролетел Квазимодо... Затем справа налево пролетел Квазимодо... Затем еще раз и еще раз... Раз эдак на шестой Квазимодо остановился посреди сцены и, повернувшись к переполненному залу спиной, держа канат в руке и смотря на кулисы, в полной тишине произнес:

- В пень твою пядь! Я тут как последний идиот карячусь, а эти козлы еще занавес не подняли!

 

ЭЗОП ПОД СТРАЖЕЙ

Из суфлерской будки видно и слышно такое, что даже опытный зритель не заметит. Например, заговор мастеров против новичков. Их любил устраивать любимец публики Василий Топорков. Спектакль «Лиса и виноград». Эзопа поймали, привели в дом хозяина и кричат: «Привели Эзопа под стражей!» И вот Топорков, который играет Эзопа, на репетиции подходит к молоденькой артистке, исполняющей роль служанки, и на полном серьезе говорит ей: «Деточка, поверьте мне, старому опытному артисту, такое бывает: если вы говорите «привели Эзопа под стражей», то зритель слышит «привели, и жопа вся в саже». А если вы скажете: «Привели, и жопа вся в саже», то он услышит, что привели Эзопа под стражей. Это такой эффект». Сказал и ушел, оставив артистку в ужасе.

И вот спектакль. Труппа затаилась, ждет, как молоденькая артистка скажет про... сажу. Суфлер видит всеобщее напряжение, готовое разорваться хохотом.

Но сработал закон театра - даже самый неумный артист никогда не уйдет от привычной реплики. И артистка ко всеобщему неудовольствию хоть и с трудом, но все-таки правильно произнесла: «Привели... гхм... Эзопа... Под стражей!»

 

В ТЕАТРЕ ВСЕ ВОЗМОЖНО

В 30-х годах прошлого века по всей театральной Франции с неизменным триумфом шествовала пьеса А.Дюма-отца «Антони». Однажды столичный театр давал эту пьесу в Руане, небольшом провинциальном городке. В самом конце пьесы невежественный помощник режиссера подал знак опустить занавес сразу после рокового удара кинжалом, не дождавшись знаменитой реплики Антони: «Она сопротивлялась мне. И я убил ее!»

Взбешенный актер, исполнявший роль Антони, покинул сцену и заперся в своей уборной. Публика, которую лишили долгожданной и столь прославленной развязки, бушевала. Актриса, исполнявшая роль главной героини, вернулась на сцену и приняла прежнюю позу в кресле.

Антони же отказывался вернуться на сцену. Публика стала кричать и угрожать, что разнесет театр. Помощник режиссера, насмерть перепуганный взрывом негодования, поднял занавес в надежде, что «Антони» сдастся. Зал затаил дыхание. Время шло, а актер не появлялся. И тут происходит невероятное. «Убиенная» героиня поднимается, встает и подходит к рампе:

- Господа, - говорит она, - я сопротивлялась ему... И он меня убил!

Затем она делает изящный реверанс и уходит под гром аплодисментов.

 

ВОТ ТАК «ДУТЕР»

Артист Степанов играл Лаэрта в «Гамлете». Ему следовало сказать:

- Прощай, сестра, попутный ветер дует!

А он встал в живописную позу и с пафосом произнес:

- Прощай, сестра, попутный дутер веет!

Желая поправиться, он при всеобщем хохоте зала произнес:

- Прощай, сестра, попутный веет дутер!

 

ОТЧАЯННЫЙ ГРАФ

Алла Константиновна Тарасова рассказывала:

Концертная бригада. Играли отрывок из «Анны Карениной». Анна (ее играла Тарасова) в смятении. Вызывает камердинера (его играл начинающий актер):

- Где граф? (Вронского играл Прудкин.)

Актер заглянул за кулисы и спросил Прудкина:

- Куда вы уехали?

- Как куда? В именье к матери.

Актер вернулся на сцену:

- Граф уехал к еменей матери.

 

БЫЛ ЧАЦКИЙ, СТАЛ КАМЧАТСКИЙ

На гастролях ставили «Горе от ума». Один из актеров, окончательно сменивший служение Мельпомене на служение Бахусу, явился на спектакль «под шофе» и с трудом напялил на себя лакейскую ливрею. Но искать ему замену было уже поздно.

Выходите и докладываете: «К вам Александр Андреевич Чацкий!» - подтолкнул актера на сцену помощник режиссера.

Актер неуверенно сделал несколько шагов:

- Александр Андреевич...

«...К вам... Чацкий!» - шептал суфлер.

Исполнитель мрачно посмотрел в суфлерскую будку, икнул и вдруг возгласил на весь зал:

- Камчатский!

 

ХИТРАЯ ГАГА

Рассказывает артист Алексей Булдаков:

- Однажды я в театре играл сказочную Бабу Ягу. А по пьесе в один момент должен был выбежать кот и крикнуть: «Баба Яга убежала!» Я же в это время с самой верхотуры корчу рожи и ору: «Ага! У-у! Все равно вы меня не поймаете!»

Но «Кот» заболел, срочно ввели другого актера. Мы его уговаривали: «Ты только не волнуйся, ходи, мяукай, а текст мы тебе подскажем, если что». В общем, настроили новичка должным образом. Настает очередь этой сцены. Выбегает Кот, мандражирует, конечно, так, что, кажется, подмостки ходуном ходят под ним. В таком состоянии он страшно мяучит и вдруг орет на весь детский зрительный зал:

- Гага Яба убежала!

Как я не свалился сверху, до сих пор не пойму. Все актеры на сцене задохнулись в беззвучном смехе, кто скатился под стол, кто уполз за пенек. Какими усилиями воли доиграли спектакль - одному Богу ведомо.

 

КОПЕЛЯН ВЫХОДИТ НА ПОДМОСТКИ...

Первый выход Ефима Копеляна на подмостки. Он очень волновался. Его буквально вытолкнули на сцену с подносом, где сидел на троне Николай Монахов. Но Монахов почему-то смотрел не на Копеляна, а за него. Когда Копелян обернулся, то, к своему ужасу, увидел, что вошел на сцену в окно. Он бросил поднос и в панике бежал за кулисы.

После спектакля пришлось идти извиняться перед Николаем Федоровичем. Тот с усмешкой посмотрел на молодого артиста и сказал: «То, что ты вошел в окно - полбеды, а вот то, что ушел в камин - беда!»

 

СТРАННЫЙ НЕМОЙ

Труппа, в составе которой играл известный французский актер Поль Муне, обычно не возила на гастроли актеров на мелкие роли. Их набирали на месте среди любителей.

Один такой любитель получил роль лакея с единственной фразой: «Монсеньор, немой явился».

Взволнованный тем, что играет в спектакле со столичными знаменитостями, и желая хоть как-то продлить свое пребывание на сцене, актер произнес: «Монсеньор, немой явился... и хочет с вами поговорить».

Чтобы дать ему возможность исправить положение, Муне спросил:

- А вы уверены, что он немой?

- Во всяком случае, он сам так говорит, - нашелся любитель.

 

СЕЙЧАС Я ТЕБЯ!...

Москва. Михайловский манеж. Заезжая труппа давала «Тараса Бульбу». В сцене, где Тарас убивает своего сына, актер, исполнявший роль Бульбы, мучительно долго стаскивал с плеча зацепившееся ружье, приговаривая: «Подожди, Андрий, вот я сейчас тебя убью!» Андрий терпеливо ждал, а ружье все никак не поддавалось. Наконец, распутав ремень, Тарас воскликнул: «Я тебя породил, я тебя и убью!» - и нажал курок...

Осечка! «Погоди, Андрий, я тебя сейчас убью! Я тебя породил, я тебя и убью!» - запричитал снова Тарас, тщетно нажимая на курок ружья под хохот зала.

За кулисами кто-то сжалился над артистом и ударил доской об пол, имитируя выстрел... Увы, в этот момент отчаявшийся Бульба уже рубил Андрия саблей.

Категория: Хороший юмор.

Печать

Яндекс.Метрика