На сайте идут технические работы

Студенческие байки 4

(Источники: Anekdot.ru, Sporu.net, Anekdotov.net, Qwe.ru и письма читателей газеты «Однако, жизнь!»)

И ТО ВЕРНО!

Учился я во второй половине 80-х в славном 1 Ленинградском Медицинском Институте

им И. П. Павлова. Был у нас на кафедре анатомии профессор-консультант Михаил

Григорьевич Привес. Он начал заведовать кафедрой анатомии ещё в далеком 1937 году,

был одним из корифеев отечественной анатомии, по его учебнику училась большая

часть советских врачей. К моменту моей учебы он был уже глубоким стариком,

но ни разу в жизни я его без белой рубашки и бабочки не видел. Он читал вводные

лекции, несмотря на возраст, обладал поразительной памятью и остроумием,

при этом интеллигентными, аристократическими  манерами. Студенты его глубоко

уважали и любили, тем более, что экзаменов он уже не принимал, и обижаться на него

не мог никто. Поскольку личностью он был неординарной и работал в институте

с незапамятных времен, о нем было сложено немало легенд, многие из которых были

правдой. Вот одна из них.

Профессор Привес читает лекцию по мочеполовой системе мужчин:

- Некоторые студенты спрашивают, - говорит он, - Какая длина полового члена считается нормой? Вот у меня..., - с этими словами Михаил Григорьевич засовывает руку в карман брюк и копается там; аудитория замерла, следя за его рукой; быстро вынимает руку из кармана с зажатым в ней носовым платком, - ... был случай..., - как ни в чем не бывало, продолжает Михаил Григорьевич, вытирая платком лоб. Аудитория, к недоумению профессора, полезла под столы от смеха.

 

СТРАННОЕ ЯВЛЕНИЕ В ЛЕТНЮЮ СЕССИЮ

Работал как-то в Донецком педагогическом институте проректор Мороз (имени не помню). И вот решил он нагрянуть с проверкой (тогда это было обычное дело) в общагу - на предмет пьяных, обкуренных и, вообще, не имеющих прописки в общаге. Дело было в летнюю сессию.

И вот идёт этот Мороз по общаге и видит такую картину в одной из комнат: на кровати в одежде валяется в бессознательном состоянии какой-то студент. В комнате бардак: вещи, бутылки, окурки... всё в одной куче. (Как потом выяснилось - народ гулял после сдачи очередного экзамена, хорошо гулял...) Так вот, подходит Мороз к этому студенту и пытается, кое-как разбудив его, выяснить его личность.

- Молодой человек! Вы - кто?!

Еле-еле приоткрыв глаза, студент испуганно отвечает:

- А Вы кто?

- Я - Мороз!

Пауза... Студент выпучивает на проректора и без того выпученные глаза:

- Что-то ты рано в этом году, дедушка...

Немая сцена...

 

КАК Я КУРСОВУЮ СДАЛ

Когда я еще учился на первом курсе в институте, у меня была огромная задолженность по предмету «Начертательная геометрия».

Из-за этого меня не переводили на второй курс. Помог мне один старый приятель сделать курсовик. И вот когда я приехал сдавать задолженность, оказалось, что все преподаватели уже в отпуске. В деканате мне предложили найти дежурного препода и, если он согласится, то попробовать сдать ему. Помню, долго я мотался по пустым коридорам и, наконец, разыскал его...

Картина такая: сидит он, родной, ко мне спиной, ноги на столе, изнемогает от жары и смотрит телек. Изрекает, не поворачиваясь ко мне: «Я люблю хорошо выпить и вкусно закусить». «Понял» - быстро говорю я и бегу к киоскам. Беру самую дорогую водку, колбаски копченной палочку, зелени всякой и т. д.

- Принес?

- Ага! - говорю я, и вываливаю свои покупки на преподавательский стол.

- Ну, давай, рассказывай, что там у тебя? - говорит препод уже веселее.

Помню, я начал мяться, а он мне всю мою курсовую рассказал и объяснил за меня. А потом говорит:

- Ну, что, дружок? Четверки тебе хватит? Давай зачетку!

Когда все было позади и в зачетке красовалась так нужная мне тогда четверка, я уже бежал, не помня себя, из кабинета, крича на ходу: «Спасибо, до свидания!». Не забуду никогда, как я напоследок оглянулся и увидел его выпученные глаза...

Всю дорогу я соображал, что это было? Только дома я понял, что все, что я прикупил для препода, я... благополучно довез до дома!!!

 

«ЗОЛОТОЙ ВОИН»

Эта история приключилась со студентом филфака МГУ. Надо сказать, что в то время на отделении русского языка училось достаточно много иностранцев - преимущественно из стран третьего мира, неосмотрительно выбравших социалистический путь развития.

Итак, первый курс, первое сентября, первый семинар по русской фонетике. Молоденькая преподавательница знакомится по журналу со студентами группы. А среди студентов затесался монгол - скромный и симпатичный парень. Преподавательница доходит в списке до его имени - и повисает неловкая пауза. А надо сказать, что имя его в русском исполнении звучало как Алтын Хуяк. Что в переводе означает всего-навсего «Золотой воин» (или «мальчик» - уже не помню точно). Причем «Алтын», как вы можете догадаться, - это «Золотой», а вот вторая часть имени соответствует этому самому то ли воину, то ли мальчику.

Преподавательница долго пялится в журнал, и, наконец, найдя по ее мнению компромиссный вариант, с улыбкой предлагает: «У Вас такое сложное имя... Вы не возражаете, если я Вас буду звать просто Алтын?» А парень, как уже было замечено, скромный. И, поскольку «Алтын» на его родном языке означает «Золотой», он такого бахвальства допустить, понятное дело, не может. И со смущенной улыбкой отвечает: «Да нет, что Вы... Зовите уж тогда просто Хуяк!»

 

ЗНАКОМЫЙ МИНЕРАЛ

Произошла эта история в каком-то ВУЗе, в котором училась одна моя знакомая. Был у них такой предмет, как геология (или, скорее всего - минералогия, я в этом не разбираюсь). И вот случился как-то по этому предмету серьезный зачет. Однако группа подобралась сильная, подготовленная. И вот только они заняли свои места в аудитории, как преподаватель приводит парня и девушку, мол, это заочники, будут сдавать этот же зачет вместе с вами. Посадил он их на последние парты (это чтобы сильная группа не подсказывала), причем девушку - на третий ряд, а парня - на 1-й, чтобы не произошло скрещения их интеллектов. Суть зачета была такова - каждому человеку дается 5 разных минералов и булыжников, и нужно определить название каждого. Ну, и, соответственно, за 5 правильных названий - 5 баллов, за 4 - 4 балла и т.д.

И вот девушка начинает подавать своему товарищу условные сигналы бедствия и показывать какой-то минерал. Нужно отдать должное парню, он через ряд определил, что это такое. И вот он, в свою очередь начинает показывать девушке пантомиму, понятную сначала только ему. Правая рука вытягивается вперед, левой рукой производится удар в область сгиба правой, под влиянием которого многострадальная (т.к. парень показывал этот жест своей недогадливой подруге раз 7) правая рука резко сгибается в локтевом суставе вверх. Общепринятое значение этого жеста означает название мужского полового органа (в разных вариациях, в т.ч. и нецензурных).

Однако парень, после того, как правая рука резко взлетала вверх под нажимом левой, быстренько эту самую руку убирал, и пытался акцентировать внимание девушки на правой руке, которую он медленно опускал вниз, изображая на лице расслабленность, смешанную с удовлетворением. Наконец на лице девушки отразилось ликование, мол, поняла, спасибо.

И вот она одной из первых идет к преподавателю. Начинает отвечать. Первый минерал называет безошибочно. Второй - тоже. Третий, четвертый... Преподаватель в восторге. Гляньте-ка, хоть и заочники, а как предмет знают! Доходит очередь и до последнего камня (того самого). Девушка, подрастеряв свой боевой задор, что-то несмело бубнит себе под нос.

Преподаватель (ласково):

- Как, милая, вы сказали, называется этот камень?

Девушка (набирает воздуха в грудь) довольно громко и внятно, с полуутвердительной-полувопросительной интонацией произносит:

- Членид?!

Что творилось в аудитории, не описать никакими словами. А минерал, название которого безуспешно изображал находчивый паренек, назывался опал...

 

КОНЬ

Реальный случай, очевидцем которого я имел счастье быть.

Семинарские занятия по Теории государства и права на юридическом факультете МГУ у нас читал господин Бережнов (классный мужик, надеюсь, он и сейчас преподает, для удобства назовем его Б).

Так вот: 09.00 утра, первая пара, все уже расселись по местам. Б. разложил свой журнал и готовится отметить присутствующих. По замутнению глаз и вялой речи Б. видно, что ночью было выпито много и утро его совсем не радовало. Тут в аудиторию влетает девушка по фамилии Конь (для удобства назовем ее просто - К.), и, дабы побыстрей занять место скороговоркой просит разрешения занять место в аудитории. Б., с трудом фокусируя взгляд на вошедшей:

- А вы кто?

К. с недоумением:

- Конь.

Б. раздраженно:

- Это понятно, а фамилия ваша как?

 

ЛУЧШЕ БЫ НЕ ГОВОРИЛА

На практических занятиях по микробиологии в университете нам ставили в штатив пробирку с желтым поносом, из которой мы, студенты, должны были выделять холерный вибрион. Студентка Рудич всегда блевала при виде этих «жидких фекальных масс».

Пожилая лаборантка пожалела ее и сказала по секрету:

- Девочка, да не реагируй ты так. Не испражнения это вовсе. Мы для имитации горчицу разводим.

После этого бедная девочка стала блевать в студенческой столовой при виде горчицы.

 

КРОКОДИЛОВЕДЕНИЕ

Случилось это в нашем университете, курсе на 4-м, 1-го апреля. От себя скажу только, что специфика предмета и его преподавания была такая, что лично я бы не заподозрила ничего необычного. Меня на той лекции не было, рассказываю со слов очевидцев.

На лекции преподаватель - назовем его Николай Петрович - закончил тему Три и начал тему Четыре:

- Некоторые вопросы занимательного крокодиловедения.

Студенты хмыкнули, пожали плечами, но пишут. Преподаватель продолжает:

- Теорема 1. Крокодил больше длинный, чем зелёный. Доказательство. Перевернём крокодила на спину...

И что-то там ещё. Затем:

- Теорема 2. Крокодил больше зелёный, чем зубастый. Доказательство...

А народ пишет, как всегда выкрикивая возмущённо-раздражённо:

- Ну, па-да-жди-те-е-е!!!

Он теоремы четыре, по-моему, таких продиктовал, а потом говорит:

- С Первым апреля вас, уважаемый поток!

 

ЧТО ТАКОЕ АРИФМЕТИЧЕСКАЯ ПРОГРЕССИЯ

В бытность мою студентом, читал нам математику Анатолий Владимирович Руколайне, которого все студенты очень любили и уважали. Ну, и в нагрузку к нему, практические занятия вел некто Преображенский (небось и сейчас ведет). Его, полагаю, малость прищемили в детстве, и воспринимать окружающее спокойно он никак не мог. Со свойственной математику логикой он, видимо, вывел, что из студента-физика приличного математика все равно не выйдет, и занятия вел лениво и с горькой иронией - прямо не то Арбенин, не то Наполеон на острове св. Елены. Само собой, студенток он держал за нонсенс, насмешку над своим высоким призванием, их ошибки у доски воспринимал как доказательство своей горькой доли и комментировал однообразно томно: «Ну, это все девичьи мечты...».

И вот как-то терзает он очередную жертву на экзамене, ноги об нее вытирает, та с испугу вообще не соображает, аудитория ждет своей очереди с интересом, и произносит он с некоей даже брезгливостью: «Ну вы хоть знаете, что такое а-риф-ме-ти-чес-ка-я прогрес-сия?» - «Да-да, арифметическая прогрессия - это когда... каждый... последующий... член... больше предыдущего...» - «Ну, это все, знаете, девичьи мечты!»

Категория: Хороший юмор.

Печать

Яндекс.Метрика