Байки о животных 4

ziv2

(Источники: Anekdot.ru, Sporu.net, Anekdotov.net, Qwe.ru и письма читателей газеты «Однако, жизнь!»)

МАМАШИ ДЕТЕЙ НЕ ПОДЕЛИЛИ

Пять лет добропорядочные домашние животные - кот и пес - прожили мирно в одной будке. И вот рассорились, устроив переполох на всю деревню. Пальма решила присвоить родившихся котят и не без скандала выставила Мурку из будки. Хозяйку тоже не подпускала. Котята были на грани гибели, когда Пальма ощенилась. И тут она растерялась: как прокормить такую компанию. Выход из положения был найден. Мурка, терпеливо дожидавшаяся у конуры, когда ее вновь пустят на порог, кормила своих котят и приласкала щенят. Смешно смотреть, как малыши путают матерей.

 

КОКЕТКА

В 1980 году моей пуделихе Маркизе было два года.

Весь день после похода к парикмахеру она дефилировала по прихожей перед зеркалом, которое начиналось почти от пола, кося глазом на свое отражение. А когда думала, что никто не видит, останавливалась перед ним и «принимала позы». В этот день мы просто не в силах были заниматься чем-то другим, так как, давясь от смеха, прикладывая палец к губам («тсс!»), постоянно бегали друг за другом, зазывая на очередное шоу в прихожей.

Только в возрасте трех лет она впервые полюбила. Избранником ее стал уродливый короткошерстный метис Чарли. Когда он прогуливался со своим хозяином - 80-летним стариком соседом, Марка не отходила от окна, тихо повизгивая, царапала стекло и шумно вздыхала. С ним она и потеряла невинность. А случилось это так. Мы уехали на выходные, и моя 70-летняя мать осталась с собакой. Дворик у нас закрытый, Манька - очень послушная собака, сама ни на шаг и к себе никого не подпустит, поэтому мать пригрелась на солнышке, отпустив ее на волю и не подозревая о том, что происходит у нее под боком. А под боком влюбленная Манька в порыве страсти отдавалась черномазому беспородному Чарли. Представляю, какой мать испустила вопль, когда заметила происходящее. Даже вечно дремлющий на соседней скамеечке старичок - хозяин Чарли - бросился на помощь. Спасая честь и родословную Маркизы, они растащили влюбленных (благо, было еще не поздно!), попрепирались на тему «кому надо следить за своей собакой», поссорились и разошлись. Вечером первыми словами, которые произнесла заплаканная мать, были: «Игорь, случилось несчастье!» У меня оборвалось сердце: «Что?! Говори!» «Марочка уже не девушка!» - пролепетала моя интеллигентная мамаша. Несмотря на трагичность сообщения, вся семья взорвалась xoxoтом. Смех смехом, но пару месяцев мы жили в напряжении. И только когда поняли, что согрешившая наша любимица в подоле нам никого не принесет, успокоились.

А в тот трагический 1980 год сердце Маркизы было еще свободно, и ухажеров своих она гоняла, скаля зубы и презрительно подергивая кончиком носа: «Кобели поганые!»

Тем летом мы вместе с Маркой отправились на машине к морю. Место для нашего отдыха было организовано «по блату» в двухэтажном двухподъездном «доме-гостинице для размещения специалистов». Дом этот стоял в прекрасном, отгороженном от поселка экспериментальном ботаническом саду прямо на берегу моря. Присутствие собаки утрясли с администрацией по телефону еще из Москвы.

На сказочном полупустынном пляже, что по тем временам было сверхроскошью, как белые люди отдыхали такие же «специалисты», как и мы, а по краю его вдоль кустов в тенечке прогуливались или дремали местные собаки. Они никогда не проявляли агрессивности. Наоборот, вежливо вставали, когда кто-нибудь проходил мимо них, и отходили на два-три шага в сторону, пропуская идущего и подобострастно глядя ему в глаза. За годы проживания на этой территории они усвоили истину: надо пережить зиму и дождаться лета.

И действительно, лето было для них хлебной порой. Судьба их собратьев, рыскающих по переполненным пляжам, вечно отгоняемых камнями и криками озверевших пляжников, им не грозила. Счастливые люди - добрые люди. Нерастраченная на ругань и раздражение энергия счастливых, с комфортом отдыхающих людей трансформировалась в любовь к ближним, в том числе и к братьям меньшим. Собак зазывали, чтобы погладить, с ними разговаривали, им носили еду, их негласно поделили на «своих», им придумывали клички, на которые они охотно отзывались, ничуть не смущаясь многократной сменой имен.

Чужих они к пляжу не подпускали - ни людей, ни собак. Как они умудрялись отличать отдыхающих от случайных посетителей - для меня навсегда останется загадкой! Однажды я был свидетелем, как они гнали всей сворой огромного забредшего на их территорию пса с голодными глазами и ввалившимися боками. И только вмешательство людей спасло несчастного бродягу. У собак, охранявших пляж и честно выполнявших свою оплаченную сытой кормежкой службу, в глазах были обида и недоумение. А когда бродягу еще и накормили, то они вообще восприняли это как личное оскорбление. Сидя на расстоянии нескольких метров от чужака, жадно и торопливо глотающего поднесенную ему пищу, они лаяли, визжали, рычали, но пока рядом с ним были люди - не подходили. Накормленного до отвала пса пришлось уводить за территорию под охраной, спасая от мести собратьев. И только тогда, когда ворота за ним были закрыты, «собачья мафия», успокоилась.

В тот день, демонстрируя свое возмущение, ни одна собака к людям не подошла, отказываясь даже от самых лакомых кусочков. Верховодил всеми «мафиози» не самый крупный, не самый сильный, но, видимо, самый хитрый из них. Я был потрясен, когда уже практически соблазненная одной из курортниц собачонка-сладкоежка поползла за протянутой ей конфетой и на середине дороги бросилась обратно к кустам, услышав грозное «р-р-р!», которое издал заметивший ее действия «мафиози»! На следующий день бойкот был снят, и жизнь потекла своим чередом.

Когда мы с администрацией гостиницы решали вопрос о приезде с собакой, нас предупреждали, что это опасно, так как местные псы могут ее обидеть. Но мы этого не боялись, зная, что наша девочка никогда не гуляет одна и, если приказать, не отходит от нас ни на шаг.

Маркино появление перед местной командой на пляже произвело эффект разорвавшейся бомбы. Когда она впервые в специально сшитом солнцезащитном чепчике, стриженная по последней моде, походкой манекенщицы, не удостаивая ошалевших от невиданного зрелища провинциалов даже взглядом, прошла рядом с нами к морю - это был шок!

Предсказания об агрессии старожилов пляжа не оправдались. Перед Маркизой спасовала даже «мафия» - она была удостоена тех же королевских почестей, что и люди, отдыхавшие в гостинице. При ее появлении лениво лежащие псы вставали и уступали дорогу. Она же как будто не замечала своих собратьев и даже не поворачивала в их сторону голову, когда кто-нибудь из них подходил на наш зов. Если же все-таки и удостаивала кого-то равнодушным взглядом, то визитер замирал и не подходил, пока она лениво не отводила взгляд.

То, что рядом с нами разворачивается трагедия, никто из нас не понял до самого последнего момента.

Вспыхнувшая и с каждым днем разгорающаяся любовь безродного провинциального парня с сезонной кличкой Пират к столичной прелестнице голубых кровей на первом этапе веселила нас.

Свою кличку пес получил сразу же, и, подозреваю, что не впервые, так как подходила она ему исключительно. Морду его украшал рубец, проходящий от правого уха к левой скуле, как бы перечеркивающий левый глаз и напоминающий повязку на лице одноглазого пирата. Глаз был цел, только нижнее веко надорвано, из-под него просматривался белок с красными прожилками, что придавало ему свирепый вид. Крупный кобель, размером с овчарку, он мог бы служить аркой, под которой наша красотка прошла бы, даже не задевая его живота. Но разница в размерах и общественном положении для влюбленного ничего не значили. Обжигаемый южным солнцем, на раскаленном песке, игнорируя укрытие под кустами, принимая только поднесенную к его носу пищу и воду, положив голову на лапы, не отрывая глаз, Пират смотрел на возлежащую под зонтиком Маркизу.

Когда мы уходили домой, он плелся за нами, а, выходя из дома, мы заставали его перед нашим подъездом. Однажды утром мы даже обнаружили Пирата на подстилке перед дверью нашего номера на втором этаже. Обслуживающий персонал, вооруженный швабрами, предпринял атаку на пса, и он был выдворен из здания. После этого нас «пожурила» администрация, а мы, в свою очередь, возмутились негуманным отношением обслуги к животным. В результате компромиссным решением стало появившееся на дверях подъезда объявление: «Товарищи отдыхающие! Просьба не оставлять дверь подъезда открытой».

Наступило время уезжать. Рано утром мы выносили и укладывали в машину вещи, а за нами нервно следил дежуривший, как обычно, всю ночь у подъезда Пират. Пес явно чуял неладное. Тихо поскуливая и вопросительно глядя нам в глаза, он переминался с лапы на лапу, обходил машину, напряженно следил за подъездом. Когда все было уложено, и из дверей показалась, наконец, гордая Маркиза, волнение Пирата достигло апогея. Он заскулил, забормотал, залаял. Это была целая гамма чувств. У меня перехватило горло. Без малейшего уважения к самолюбию «ее высочества» я зашвырнул Маньку в машину, следом за ней жену, бросил Пирату заранее заготовленный кусок мяса и включил зажигание...

Было наивно думать, что от несчастного Ромео можно откупиться. Даже не взглянув на мясо, пес бросился за нами...

Жена плакала на заднем сиденье. Я дважды останавливал машину и, грозно крича, размахивая руками, гнал его, но он бежал снова. Мы выехали за пределы поселка на трассу и оказались хотя и в редком, но все же потоке машин. А Пират все бежал. Проезжавшие водители гудели нам и укоризненно качали головами. Один даже показал кулак, и по губам его можно было прочесть, что он о нас думает. А думал он то же, что и все: едут подонки, которые бросили свою собаку.

Мысль о том, что надо остановиться и усыновить пса, жалость к нему, боль в сердце от чувства невольной вины за разыгравшуюся трагедию боролась с разумом: в семье маленький ребенок... кот... у Маркизы будет течка, и что тогда?.. по дороге мы обещали на пару дней заехать к моему однокашнику в Брянске... и т. д. и т. п... А Пират бежал. Чтобы оторваться и прекратить эту смертельную гонку, я надавил на газ...

Всю дорогу мы молчали. В Брянск не заехали. По приезде мы узнали, что во время нашего отпуска умер кот - разбился, упав с балкона. Маркиза оказалась бесплодной: несколько попыток вязки не дали результатов...

Прошло четыре года. Однажды утром, выходя из дому на работу, я увидел лежащую у нашего подъезда собаку, очень похожую на Пирата. Не знаю почему, но я позвал ее: «Пират!» Пес поднял голову, и сердце мое оборвалось: я увидел рубец и рваное нижнее веко.

Был ли это тот самый Пират или сама судьба прислала нам его двойника, утверждать не могу. Но хотя все вокруг уверяют меня, что не мог пес четыре года идти по следу и отыскать нас почти за две тысячи километров, да еще в таком многолюдном городе, как Москва, я не сомневаюсь, что это был он. Ни секунды не раздумывая, как бы замаливая наш с Маркизой грех, я повел его в дом. Был он истощен, слаб, много пил, мало ел, все время лежал в прихожей у двери, не делая даже попыток пройтись по квартире. Лежал, смотрел на Марку. А она, ничуть не удивившись его появлению в доме, прогуливалась мимо него, как мимо мебели, не замечая, не поворачивая в его сторону головы. На прогулку мы выводили их вместе. Она весело скакала, а Пират, выполнив свои прогулочные обязанности, тяжело, с хрипом дыша, лежал на траве, опустив голову на лапы, и смотрел на Маркизу.

Пес был явно болен. Мы вызвали ветеринара. Тот отмел подозрение на всякие инфекционные болезни, но предупредил, что пес - не жилец: «До предела истощен и, возможно, безжалостно избит».

Пират умер через три недели. Никто не увидел, как это произошло. Я утром встал, а он уже холодный. Пока все спали, я положил его в машину, доехал до леса и похоронил.

Маркизу отсутствие его не тронуло, как и неожиданное появление три недели назад. Вроде и не было Пирата. Жизнь продолжалась.

С тех пор меня преследует один и тот же сон: я вижу в зеркале машины бегущую собаку с пеной на губах и свисающим языком, а потом она падает. Я останавливаю машину и подхожу - она мертва...

Маркиза умерла шесть лет назад. До последних дней она смотрелась в зеркало потускневшими от старости глазами...

 

 

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ НАШЕГО ДЖОНЬКИ

В нашей семье много лет жила собака породы пудель. Наши отношения были хрестоматийным примером любви-дружбы - Джонька, в просторечии почему-то Дуся, отличался добротой, некоторой хулиганистостью и безоговорочной преданностью. Однажды он спас моих родителей от беды - разбудил их, когда на даче среди ночи начался пожар. Дом загорелся весь и сразу, если бы не Дуська, родители бы не выбрались. А через несколько лет я буквально в последний момент за лапу вытащила его из-под мчащейся машины. У него была любимая подушка - он повсюду таскал ее за собой, спал исключительно на ней, точнее, под ней. Но в свое время он состарился и в возрасте 16 лет тихо умер во сне. Конечно, мы очень горевали. Но через полгода, не в силах терпеть пустоту, мы взяли щенка - снова пуделя. И через пару дней после того, как Чарли появился у нас, мы заметили, что он требует что-то отдать ему с кресла - оказывается, подушку. Когда, получив ее, он не улегся на ней, но полез под нее, у нас был шок. Он устроился под этой «мемориальной» подушкой в точности так, как это делал Дуся. Дальше - больше. Все характерные Дуськины манеры постепенно стали появляться у Чарлика. Он точно так же придерживал лапой миску с рассыпчатой едой, точно так же пил в ванной из-под крана, смешно вывернув голову, а нашкодив, прятался в открытый шкафчик для обуви в прихожей - именно там всегда пересиживал неприятности Дуся. Когда мы стали обучать Чарли всяким штукам типа сидеть-лежать-стоять, впечатление было такое, что собака все это знает и вспоминает за 2 повтора. В течение одного дня он научился сидеть, стоять, лежать, давать голос и апорт. Его поведение - копия Дуськиных привычек, помноженных на юношескую энергию. Сейчас ему 11 месяцев, и он даже внешне становится похож на фотографии своего предшественника. Единственное, чем он отличается от него - имя. Называем мы его все равно Чарли. Но вся семья, и мой муж-скептик в том числе, абсолютно убеждена, что Дуська не смог вынести разлуки с нами и вернулся. Такие дела...

 

ЧАРА С ТОГО СВЕТА СПАСЛА ДЕДУШКУ ОТ ИНФАРКТА

Два года назад у нас умерла собака, Чара. Мы все очень ее любили, она же главой семьи и светом в окошке считала почему-то именно дедушку, хотя он уже тогда болел и ни гулять особо с ней не мог, ни играть. Но любила - и все. Вечно под ногами ложилась, так что он несколько раз чуть не падал. И вот, спустя где-то полгода после Чариной смерти, она приснилась нашей бабушке. Всегда молчалива была, а тут - во сне - прямо изошла вся на лай, да так тревожно, с подвыванием каким-то отчаянным. Бабушка так разволновалась, что даже проснулась. Начала деда теребить, рассказать хотела - а он весь белый, еле дышит, чуть только пристанывает. Ну, мы все всполошились, скорую вызвали, врачи прямо через 10 минут приехали - у нас станция их рядом. Деда сразу забрали в больницу - инфаркт, но обошлось, а врачи сказали, что еще полчаса - и не выдержал бы. Дедушка по сей день считает, что Чара с того света помочь ему смогла.

 

МАМА, ПОЗНАКОМЬСЯ!

Одной моей знакомой в гостях всучили котенка - пушистого серого красавца. Повезла она его домой, добралась поздно вечером, когда родители уже легли спать.

Дверь ей открыла мама. Отец лежал на своей половине супружеской постели. Вдруг он услышал звук открывающейся двери, а потом дочкин голос: «Мама, познакомься, это - Роберт!»

«Ах ты, твою мать!» - подумал отец, вскочил и начал лихорадочно одеваться. Через пять минут, когда мама с дочкой пили чай, обсуждая красоту и грациозность Роберта, на пороге кухни возник отец. С сияющим гладко выбритым лицом, в костюме, галстуке и с запотевшей бутылью самогона в руках. С женихом дочки вышел знакомиться.

Сейчас все живут счастливо, включая кота.

 

ИЗОБРЕТАТЕЛЬ КАТАПУЛЬТЫ

Сколько буду жить, не забуду, картину, которую я наблюдала прошлым летом.

Строили мы изгородь вокруг дачи. Не закончив, пошли обедать. Эрдельтерьера нашего Никиту я кормила еще до обеда, и потому оставшиеся после обеда косточки предназначались голодным собакам, которых на дачах всегда хватает.

Вокруг забора валялись инструмент, доски, обрезки столбиков. Между опорой, на которую час назад навесили калитку, и штакетником оставалась еще щель шириной в доску, а сама она лежала на нижней перекладине забора большей частью наружу, меньшей - на нашей территории.

Чтобы не бросать косточки на землю, я положила их на край доски со стороны улицы, и к ним сразу бросилась небольшая собачонка, давно поджидавшая обычных подачек.

Никита был накормлен до отвала, но сам факт, что кому-то досталось то, что по его собачьим понятиям принадлежало ему, выводил его из себя. Ах, какую бы трепку он задал «наглой попрошайке», если бы оказался с другой стороны забора! Но щель была явно узка для его крупной фигуры, и эрдель бегал вокруг, высовывал в нее нос, рычал, но все бесполезно. Собака понимала, что «заевшемуся буржую» до нее не добраться, спокойно брала с доски по одной косточке, относила в сторону и с наслаждением грызла.

Никита пришел к выводу, что угрозы не помогут. Сел и задумался. Видимо приняв какое-то решение, снова подошел к щели, вцепился зубами в доску и стал тянуть ее на свою территорию. Это была трудная работа.

Я наблюдала за ним, искренне веселясь, так как понимала, что перетащить ее на свою сторону моему жадине не удастся. Видимо, это понимала и бездомная собачонка, никак не реагирующая на его усилия. Понял это и сам Никита. Он снова сел и задумался. И вдруг встал. По его довольной морде я сразу поняла, что он что-то придумал.

И действительно, чуть попятившись назад, Никита прыгнул. Прицелился он точно на край доски, выступавший на его территории. Доска с другой стороны взлетела в воздух, и косточки, описав в воздухе дугу, упали к нам на участок.

Если бы у собак могли быть инфаркты, то приблудная собачонка получила бы его. Она была потрясена, у нее, как у человека, отвисла челюсть и вылезли на лоб глаза. У меня, если признаться честно, тоже. Зато Никита, уже нисколько не интересуясь плодами победы, гордо выпятив грудь, оглядывался по сторонам в поиске свидетелей его гениальности.

А я теперь точно знаю, что катапульту изобрел не только человек. Ее еще изобрела собака.

Категория: Хороший юмор.

Печать

Яндекс.Метрика