На сайте идут технические работы

Байки о животных 3

ziv11

(Источники: Anekdot.ru, Sporu.net, Anekdotov.net, Qwe.ru и письма читателей газеты «Однако, жизнь!»)

ПРО КОТА И ДВУХ ДОБЕРМАНОВ

Иду как-то зимой с работы. Холодно, снег лежит, темно. Топаю через двор и вижу: на снегу в ямке у ствола какого-то дерева сидит здоровенный дворовый котяра. В углублении, видать, не дует, вот он туда погреться и пристроился. Сидит кот почти что в известной позе сфинкса, причем видно сразу: тертый зверь - немолодой, но еще сильный и боевой и, вообще, сам себя сознает и уважает. Сидит, значит, и весь мир, особенно шкодливых пацанов и собак, игнорирует: лапы под себя поджал, распушился, глаза прикрыл - подремывает и греется.

Иду мимо, зверю завидую: какое спокойствие. Вдруг, открывается дверь ближайшего подъезда, и оттуда с радостным лаем выскакивают два здоровенных добермана. Хозяйка выходит за ними, поводок в руке, псы уже спущены. Попрыгав немного по снежку, псины вскоре замечают кота. Я остановился и думаю, что же сейчас будет.

Доберманы с лаем бросаются на сидящего в ямке. Они развивают бешеную скорость и на подбеге к коту уже переходят на горловой рык. Все, разорвут! Беги, котик, или на дерево лезь, что ж ты сидишь-то?!

Ничего подобного! Котяра даже не посмотрел в их сторону. Только отвернулся и что-то там понюхал.

От такой наглости доберманы (не забудьте, их двое), видимо, обалдели и поэтому сразу на кота не кинулись, но прыгают вокруг него, страшно лают и лязгают зубами. Морды клыкастые, даже мне страшно.

На всю эту суету кот, наконец, изволит реагировать. Он царственно поворачивает голову и, не мигая, глядит на псов. Те беснуются. Он глядит. Те уже охрипли, у него только кончик хвоста начинает характерно прыгать из стороны в сторону. Но сам он ни с места: здесь сидел и сидеть буду, а если у кого харя клыкастая, то шел бы ты на...

Доберманы смелеют и подбираются все ближе, уже почти хватают кота зубами, рычат. Картина перестает быть интересной - их же двое, они зажали его с двух сторон, позади ствол тополя. Я понимаю, что сейчас они его разорвут.

Беги, спасайся на дереве, котейка, иначе конец тебе... Ха! Не только пастями, клыками и рыком может быть одержана победа. Но силою духа! Впрочем, когтистая лапа тоже не помешает.

Что сделал кот? Он не двинулся с места, пока один из доберманов таки не цапнул его за спину. В ту же секунду котяра молниеносно вскочил на все четыре лапы (шерсть дыбом) и нанес единственный удар - со всего размаху и с разведенными врастопырку когтями - прямо по одному из двух черных доберманьих носов. От неожиданности и боли пес взвизгнул и, трудно поверить... пустился наутек. Второй трусливо ускакал за ним.

А кот, бравый кот, преспокойно подобрал под себя лапы и мирно опустился все в ту же ямку, и снова лениво прикрыл глаза.

Верите, нет, но в тот вечер я налил себе рюмочку и мысленно чокнулся с котом - за тебя, храбрец!

 

ПРО ШЕЛЬМУ И МАШКУ

Дома у нас постоянно обитает какая-нибудь живность: кошки, собаки, птицы, черепахи, так уж оно получается, что без них уже и жить неинтересно. Причем любовь к ним заразна. Так, соседка по площадке долго ворчавшая на пару кошек и собаку: «Развели псарню-то!» (странно: кошек вроде больше), теперь, ласково причитая, выводит на прогулку своих троих кисок и больше не ворчит. Не расскажешь всего, над чем приходилось хохотать до слез. Вот хоть парочка историй.

Предложили нам собаку восточно-европейскую овчарку. Поскольку в тот момент никого, кроме кошки Машки, у нас не было, мы решили, что вполне осилим и собачку. Привели ее, аж смотреть было жалко, кости, а не собака, шерсть поредела, лапы слабые. Маня, как самая наглая, тут же на нее набросилась, причем даже шерсть не потрудилась поднять. Еле втолковали мы ей, что слабых обижать недостойно, после чего она заняла сторожевую позицию среди комнаты и рычала на забившееся под кровать существо раз в 15 тяжелее себя весом. Но через неделю поняла, что Шельма (так мы ее назвали) совсем неплохая собака и притащила ей откуда-то примирительную сосиску. Через месяц собака окрепла, шерсть на ней лоснилась и начала густеть.

В общем, поправилась совсем. Тогда Манька принялась за следующий этап операции «Шельма». Она стала все чаще сопровождать собаку на прогулках. А если спустить Шельму с поводка и вовсе куда-то умурлыкивать (зазывала ее мурлыкая за собой). Однажды я с подругой, заболтавшись, не заметила куда они намылились. Я туда-сюда - пропала собака, а по городу пьяницы бродят, ловят их и в ветеринарку сдают. Но через полчаса заявляются обе, причем Шельма жует здоровенный кус вареной колбаски! С той поры Машка ей как бог стала. А кошка чуя собачье уважение бродила по двору так хвост задрав, что задние лапы едва до земли доставали, попробуй сунься к ней: с тылу-то собачка в 70 кило весом охраняет!

Шельма имя свое вполне оправдала. Собакой она была доброй, послушной и толковой, обучалась легко. Но не без хитринки. Так однажды сидела она на кухне нюхала воздух и ждала костей от разделки курочки, которую я студила на столе. Как всякая благовоспитанная собака Шельма ничего со стола не брала, ну разве только ей разрешат, хоть морда у нее гораздо выше уровня его поверхности. Кура остыла. Я ее на вилку подцепила и понесла к доске, что на полке возле газа, чтоб удобнее было сваливать кусочки в суп. Шельма не выдержала такого искушения. Она пересела поближе к траектории движения курицы и широко открыла рот. Остальное я сделала сама, почти вложив туда курочку. Хорошо вовремя заметила, что происходит. Морда у Шельмы стала грустной, когда кура плавно дала задний ход. Но тут же повеселела, когда я наградила ее за выдумку крылышком.

 

ЖЕЛТОПУЗИК

Вырос я в Таджикистане, отец был пограничником. Отца я дома видел редко, служба беспокойная была. И каждодневным моим воспитанием занималась мама. Дома я постоянно пытался завести всякую живность, которой на юге в избытке. Мама мудро это терпела, за исключением мышеобразного и змееподобного. Этого она на дух не переносила и тут была непреклонна. Вот и жена сейчас не разрешает завести сыну симпатичную белую крысу, хоть у всех друзей в классе мамы разрешают. Но тут уж, наверное, историческая традиция.

Поймал я однажды в зарослях длиннющего желтопузика. Не знаю научного названия, в общем, это вроде ящерица без ног, а внешне - уж, а для тех, кто не понимает, так и вообще змея страшная. Существо безобидное и, ясно, полезное в природе. Мне он, желтопузик, казался ужасно красивым, что, наверное, истина. Спрятал его за пазуху, и так пришел домой, где поинтересовался у мамы на предмет содержания. При этом я его даже не доставал, а просто сказал, что здесь вот у меня... ящерица... без ног, и можно, если она у нас поживет? Сейчас не помню, не было никакой бурной реакции. Мама просто побледнела и... В общем, в доме мне его держать не разрешили. Я был малолетним эгоистом, и расставаться с желтопузиком не захотел. Поэтому пошел в наш сарай, у всех в доме был свой сарай для угля, картошки и пр., и там начал сооружать клетку для бедной ящерицы. Сарай ведь не дом, тем более что все, что надо, я из него в дом таскаю. Пацаны нашего двора приняли в этом деятельное участие, что было, собственно, нормально для нашего возраста. Но желтопузик жить в темном и душном сарае не захотел, а кто захотел бы? И через день испарился. Мы его с пацанами поискали-поискали, но безрезультатно, а потом решили, что он нашел дорогу домой, и забыли. Да, все это было так давно, что двери в квартиры были одинарные, и почтовые ящики на внутренней стороне двери каждой квартиры, так что снаружи была щель, куда заталкивались газеты, письма и вся прочая почта.

Тут приехал отец, мама была вся светлая и счастливая, и вечером мы все вместе пошли в летний кинотеатр «Ватан», и с удовольствием смеялись, смотря «Фантомаса». Я так вообще умирал. Вот такие веселые мы вышли из кино, дошли до дома, и зашли в квартиру. Закрыв входную дверь, потому что он вошел последним, отец тут же решил проверить наличие почты, что обычно делал я. Только он повернул задвижку нижней дверцы почтового ящика, она распахнулась, как створка переполненного бельем шкафа. Оттуда вывалилось что-то длинное и ужасное, тяжело ударилось об пол, и дико извиваясь поползло к ногам бати. Много повидавший боевой офицер прыгнул с места, как от гранаты, брошенной под ноги диверсантом. При этом он не забыл про самое ему дорогое, потому что я обнаружил себя в одной его руке, а маму в другой. Эвакуировав мирное население на кухню, он приступил к разведке местности и к возможному уничтожению противника. Но до меня уже дошло, в чем тут дело, и с криком: «Папа, не бей ее, это не змея!», - я бросился спасать желтопузика, забившегося под ящик для обуви.

Это действительно был он. Пацаны нашли его все-таки во дворе в этот вечер и принесли, а дома никого не было, и они из самых добрых чувств (наверное, из добрых) оставили мне его как бандероль... Выслушав сжатую предысторию, отец мгновенно въехал в ситуацию. Взяв у меня желтопузика, он погладил его указательным пальцем, любуясь гранеными чешуйками. Но, видимо, еще не совсем отошел от пережитой боевой тревоги, потому что, бережно держа ящерицу, вдруг пошел на кухню со словами: «Люшенька, не бойся, это не змея, смотри какой красивый!»

Вот этот визг мамы я и сейчас помню очень хорошо. Из кухни вылетел не менее перепуганный батя, который еще несколько минут назад не дрогнул перед неизвестной опасностью. Он отдал мне желтопузика с вздохом: «Знаешь, сына, они с мамой не уживутся». В тот же вечер я отнес его к ближайшему заросшему арыку и отпустил. Надеюсь, что дальше он прожил нормальную желтопузикову жизнь.

 

ПРО КОТА ГВАДЕЛУПЫЧА

Моя тетка живет в новосибирском Академгородке. Профессор, специалист по беспозвоночным. Конечно, интеллигент до мозга костей: вежливая, аккуратная, предупредительная. За много лет от нее никто не слышал ни одного дурного слова. Дома у них всегда было полно всякой живности: черепахи, рыбки, хомяки, собаки. Были уверены, что это полезно детям - вырастут нормальными людьми. Но дети стали взрослыми, дочь уехала жить в Москву, сын - в Штаты. Родители теперь живут вдвоем в большой старой квартире с высокими потолками.

Из всего зверинца остались лишь двое: кот и попугай. Кот - сибирский, толстый и пушистый. Тетка в нем души не чаяла, кормила его только всем самым свежим, ни о каких «Вискасах» даже слышать не хотела. Она дала коту странное и необычное имя - Венесуэл. Никто не знает почему, и это очень веселило домашних. Ее муж (физик-ядерщик) называл кота не иначе как Чегевар, а сын и вовсе дразнил его Гондурасом и Гваделупычем. Тетка на это не обращала внимания. С попугаем все было проще. Кеша, он и в Африке Кеша. Правда, и его здесь часто называли Иннокентием. Он умел садиться на плечо хозяевам, брал кусочки пищи изо рта. Иногда садился перед теткой на большом письменном столе и начинал смешно расхаживать между книг и бумаг. В общем, был потешным и милым любимцем семьи. Кот с попугаем жили довольно мирно, еще давно между ними был достигнут паритет. Коту популярно объяснили, что птицу рвать когтями и жрать нельзя. А попугай как-то сам понял, что маячить перед кошачьей мордой ему совсем не полезно, и лишний раз принародно воровать еду из миски на полу тоже не стоит. Попугая часто выпускали полетать по квартире, а когда уходили из дома - запирали в клетке. Все форточки в доме были завешаны сеткой, потому что Сибирь, потому что комары и мухи, потому что интеллигентные люди.

Вот однажды все были дома и попугая выпустили «погулять». Готовились садиться ужинать, но перед этим хозяева решили в большой комнате немного посмотреть телевизор. Тут вдруг тетке показалось, что на кухне происходит какое-то движение. Вроде бы стук какой, потом вроде кот прыгнул... Она почуяла неладное. Идет на кухню, а навстречу выбегает кошак с явно виноватой рожей. Тетка смотрит - нет попугая на кухне, бежит в спальню - там тоже нет. Стала смотреть в коридоре на вешалке - то же самое. Проверили все сетки на окнах - сетки все целые, но попугая нигде нет. Кот, видно, понял, что не все ладно, и тихо забрался под стул. Сел там так компактно, передние лапы под себя подвернул и смотрит отсутствующим взглядом, будто это вовсе не он лежит, а так - шапка или тапки хозяйские. К тому времени все поняли, что это он сожрал попугайчика. В доме наступила тишина. После чего тетка подходит, берет со стола книгу Булгакова «Мастер и Маргарита», поднимает стул, под которым сидел кот и со всего размаху бьет его книгой по башке. При этом она произнесла скороговоркой (но очень четко) слова, которых от нее отродясь никто не слышал: «Ах ты сволочь, засранец, скотина безмозглая!»...

Кот Венесуэл, теткин любимчик, которого за всю жизнь никто пальцем не тронул (а только варили ему сосисочки и отбивали молоточком нежное куриное мяско), в тот же миг в ужасе дристанул и обделался посреди комнаты. Потом дико заорал, бросился к ближайшей форточке, сорвал башкой сетку, так, что кнопки полетели в разные стороны, выскочил на балкон, а оттуда - на улицу.

...Страсти в доме понемногу улеглись, почти полностью были убраны с ковра следы «кошачьей неожиданности». И хозяева (расстроенные и очень нервные), наконец, пошли ужинать. Тут дядька-физик стал разливать чай из высокого заварного чайника - чай не льется. Он с досадой открыл крышку, потом вдруг громко ойкнул, вздрогнул, взмахнул руками и отбросил чайник от себя. Чайник пролетел полкухни, ударился о стену и с шумом разлетелся вдребезги. Тетка, вконец ошалевшая от всех этих событий, вдруг видит: в луже на полу среди осколков и заварки лежит бездыханный, но никем не съеденный попугай Иннокентий. Оказывается, когда она заварила перед ужином чайник, то неплотно закрыла крышку. Кеша зачем-то решил приземлиться на это чайник. Спикировал, крышка покачнулась, попугай не удержал равновесия и сходу бултыхнулся прямо в кипяток. И в тот же миг сварился. А кот Венесуэл был тут вовсе не при чем.

Его имя, конечно, было потом реабилитировано, но самого Венесуэла в этом доме больше никто и никогда не видел.

 

КРЫСЕНОК ПО ИМЕНИ МЫШ

Наглый мыш появился в нашем доме на второй день после отъезда кошки на каникулы за город. Он громко топал ночью по балкону, шуршал на кухне, а однажды съел половину персика. Остальные закусал, сволочь, чем вынудил меня перейти к погромам и репрессиям.

Вначале репрессии свелись к тому, что я вынул свой пневматический пистолет, положил его на кухне и снял с предохранителя. Вообще, тема мышей и оружия прослеживается в моей жизни с ЧМ по футболу 1998 года, когда я сидел без работы, смотрел ночами футбол и караулил в перерывах мышей, которые вдруг решили завестись на кухне моей бывшей (а тогда еще действующей) жены, отдыхавшей с дочкой в это время на море. Так вот, никого я в тот раз не подстрелил, поэтому сейчас появление наглого мыша я воспринял как замечательный шанс взять реванш.

На следующий день, открыв кухонный шкаф под мойкой, я обнаружил там наглую усатую морду (первое впечатление), которая с любопытством смотрела на меня из-за мусорного ведра. Весь его вид выражал сомнение в моей способности к решительным действиям. Но предусмотрительно заряженный пистолет был под рукой... Я убил две банки и ранил мусорное ведро. После второго или третьего выстрела мыш разразился истошным воплем и исчез, оставив на том месте, где сидел, темное пятно. При ближайшем рассмотрении, обнаружилось, что это не кровь...

Несмотря на очередную неудачу в деле отстрела грызунов, я был уверен, что вот этот конкретный мыш в моем доме уже не появится. Но не тут-то было! На следующий же день мыш начал свою прогулку по белому обеденному столу с пепельницы, куда и вступил, предварительно в чем-то вымочив лапы. Может быть, в нем проснулась тяга к настольной живописи, или он таким образом решил отплатить нам за пережитый при знакомстве с пневматическим оружием ужас - не знаю, но утром мы обнаружили стол аккуратно украшенным рисунком из следов мышиных лапок. Мы купили мышеловку. Мышеловка представляла собой замечательную конструкцию. Предполагалось, что при снимании грызуном кусочка пищи с проволочки освободится пружина и воришку ударит стальная рамка, либо прижав его к мышеловке, либо переломав ему кости и позвоночник. Мыш с такой версией развития событий был явно не согласен.

Он трижды воровал наживку, в третий раз протащив мышеловку по полу, чтобы снять кусочек сыра. Мы не огорчились, так как к тому времени решили, что такое пронырливое существо достойно либо жить, либо погибнуть в честном бою, но уж никак не подохнуть со сломанной ногой или размозженным позвоночником. Поэтому костоломная мышеловка была спрятана, и в погромах наступило некоторое затишье. Это затишье мыш воспринял как нашу готовность к компромиссу и признанию его суверенитета и права на самоопределение в рамках нашего дома. Он, конечно, появлялся только по ночам, но при этом прогрыз в полу и линолеуме дырку рядом с мусорным ведром, то есть обустраивался со степенностью, свойственной, скорее, пожилому бобру, чем юному энергичному мышу. Как-то ночью, когда я зашел на кухню покурить после финального матча ЧЕ по футболу (нет, все-таки жизнь полна необычных совпадений!), произошел примечательный инцидент, который продемонстрировал новый баланс сил в квартире. При моем появлении мыш шмыгнул под холодильник и целую минуту сидел там тихонечко, демонстрирую свою лояльность и то, что он знает свое место. Но уже на второй минуте он начал демонстративно шумно возиться, напоминая, что кое-кто тут ужинал, и вообще... На третьей минуте он не выдержал и торопливо пробежал к мусорному ведру. Ужин - дело святое.

В конце концов, нами было принято решение, что в силу своих выдающих личных качеств мыш все-таки достоин жизни. Но в силу тех же причин (жизнь несправедлива к талантам) свободы он не достоин. Поэтому была приобретена мышеловка №2, не на меху, но вполне гуманная. Она отсекла мышу дорогу к свободе, когда он пробирался внутрь за кусочком сыра. Вот так, в одно прекрасное утро (а точнее, со страшным грохотом в шесть утра), мы стали счастливыми обладателями заключенного в мышеловку мыша. Он возмущенно кричал и гремел всеми железными мышеловочными частями, но мы были безжалостны. Вместо свободы он получил только несколько ягод клубники и кусочек сыра, что его вполне устроило на некоторое время. В тот же день я купил клетку.

В «Матроскине», когда я объяснил, что мне для мыша совершенно плебейского происхождения нужна простецкая клетка и средство для санобработки, добрые девушки-консультатны сказали, что это издевательство над зверем, что дикий мыш в клетке есть не будет, а санпроцедуры не переживет точно. Когда я объяснил, что это существо с утра только и делает, что жрет, причем даже не в клетке, а в мышеловке, в КПЗ, так сказать, они стушевались и продали мне клетку и ампулу с лекарством, которое требовалось развести в воде, побрызгать на мыша, а потом высушить его феном. Для себя я решил, что фен - это слишком, что нужно просто гонять его по клетке, пока не высохнет.

Что характерно, мыш пережил и перемещение в клетку, и санобработку, только жрать стал больше. Во время процедур он громко и возмущенно орал, а когда его оставили в покое, вцепился в прутья своей новой тюрьмы и стал ожесточенно их трясти и грызть. При приближении кошки, которую мы вернули ради такого дела с каникул, он становится в боевую стойку и нападает с воплем берсерка. Кошка удивляется. На его шкуре наблюдается отметина от пистолетного шарика, который попал в него, видимо, через убитую банку, потому что отметина совершенно безобидная. Мы думаем, что если ему каким-то способом удастся освободиться или когда мы выпустим его на волю - не век же с ним возиться! - он станет мышиным паханом, будет рвать шкуру на груди и кричать: «Да я!.. Да меня вязали трижды! Вся шкура в шрамах! Три срока в клетке!» и т.п. Или станет экспертом по людским повадкам. А впрочем, при ближайшем рассмотрении с участием знающих людей оказалось, что он - крыс. Это многое объясняет.

Категория: Хороший юмор.

Печать

Яндекс.Метрика