Пикантные истории 10

СЕКСУАЛЬНЫЙ МАНЬЯК

Десять лет назад я заканчивал 1-й курс военного училища в славном городе Таллинне. Незадолго до этого нас, первокурсников, перевели со старой базы училища в новую, недавно построенную. По обыкновению, мы стал обживать и достраивать казарму силами собственных умельцев.

Одному из них поручили вырезать из пенопласта разные фигурки, которыми затем украшали интерьер. Парень был не слишком обременен работой, времени свободного у него в достатке, поэтому он от безделья задумал мировой прикол.

Вырезал он из пенопласта член внушительных размеров, приделал к нем крылышки, раскрасил и подложил во время зарядки одному сержанту (здоровенному хохлу ростом под 2 м).

Задумывалось, что прибежит сержант с зарядки, полезет в тумбочку, а там - сюрприз. Все посмеются и с хорошим настроением отправятся на занятия.

Но случилась неувязочка. Рота в тот день на зарядке задержалась, поэтому времени было в обрез и все, похватав полевые сумки, сразу побежали на завтрак, а затем - учиться, и фаллос остался незамеченным. В этот день командир роты решил проверить порядок в тумбочках своего подразделения (кто был в армии - поймет).

Насчет порядка нас дрессировали на первом курсе знатно: мыло, зубная паста и щетка, тетради и др. должны лежать в строго определенных положениях и никак не иначе и т.п. Малейший бардак считался уголовным преступлением и строго карался.

Короче, приходим мы после занятий и обеда на построение на предмет выслушивания указаний и объявления наказаний. Из канцелярии выходят ротные офицеры с глазами, заплаканными от смеха.

Замполит выносит табуретку, накрытую полотенцем; под полотенцем - неясный силуэт.

Все курсанты в недоумении наблюдают за представлением. Командир роты начинает читать привычную лекцию об особенностях поддержания порядка в воинском подразделении и о том, что он сегодня, проверяя вверенные ему, тумбочки, обнаружил в первом и втором взводах ряд нарушений.

Но все это мелочи по сравнению с третьим взводом, в котором - цитирую - «завелись сексуальные маньяки!»

При этих словах замполит жестом Дэвида Копперфильда срывает полотенце с табуретки и перед народом предстает огромный крылатый член с ярко-красной головкой.

Дружный взрыв хохота из ста с лишним глоток сотряс стены казармы Массовая истерика со слезами на глазах, коликами в животах и катанием по полу длилась минут двадцать, после чего ротный, посмотрев на сержанта, строго произнес:

- Мотричук! А вы чего смеетесь? Это же я в вашей тумбочке нашел!

Воинскую дисциплину удалось восстановить не скоро...

 

СОГЛАСНАЯ...

Историю рассказал знакомый. Есть у него друг. Работает этот друг гинекологом, в женской консультации. И существует там у них какая-то медицинская процедура, когда женщине в ее самый главный женский орган вводят какой-то прибор, или датчик какой-то, ультразвуковое обследование, по-моему. Я не специалист в этом, но идея, в общем, понятна. И, дабы обеспечить стерильность процесса, на датчик одевается презерватив, который, (это важно!) ввиду плачевного финансирования нашей медицины, пациентка должна принести с собой. Теперь сама история.

Приходит к нему на прием девочка, умница-красавица, скромная такая, сидит перед ним, теребит сумочку, нервничает. Видно, в таком заведении первый раз, и о том, что с ней будут делать, не имеет ни малейшего представления. А этот доктор, заполняя девушкину карту и не отрывая глаз от своей писанины, стандартными фразами инструктирует пациентку:

- Значит так, придете завтра утром на обследование, с собой иметь медицинскую карту, возьмете ее в регистратуре, чистую простынь и два презерватива. Вопросы есть?

Ответа не последовало, он заполняет до конца свои бланки, поднимает взгляд от бумаг и смотрит на девочку. Та сидит, вся пунцовая, напряженная, опустив глаза в пол. Он, не понимая, в чем дело, спрашивает:

- Девушка, что с вами?

На что девушка, отрывая взгляд от пола, произносит:

- Доктор, я согласна...

Он даже не сразу сообразил, на что она согласна. Зато настроение было поднято на весь день!

 

ТАМОЖНЯ ДАЕТ «ДОБРО»...

Отдыхал я в санатории. До обеда - процедуры. В процедурную запускали сразу по нескольку мужичков. Ну, просто так лежать нам там было скучно, поэтому переговаривались.

Один из нас, отдыхающих-пациентов, таможенник из Петербурга, рассказывал:

- Раз в Пулково стоим, встречаем рейс из Парижа. Все идет спокойно, без всяких неожиданностей. И вдруг мой коллега подходит к прилетевшим и уверенным движением извлекает из очереди молодую, элегантную, стройную и довольно симпатичную мадемуазель. Энергично шмонает ее багаж, а затем вдруг вызывает дежурный наряд. Появляется майор и две тетки-прапорщицы.

Коллега предлагает мадемуазель «пройти» для личного досмотра. Мадемуазель, потерявшую дар речи и полуживую от ужаса, прапорщицы уводят в дальние комнаты.

Минут через двадцать ее возвращают в зал, майор берет под козырек, документы ей отдают и благополучно разрешают «въехать в РФ».

Та еле вышла, бледная, не чувствуя под собой ног - ну, наверное, уже успела за это время вспомнить и про «ужасы ГУЛАГа», и фильм «Восток-Запад» ну и все такое.

Коллега тоже возвращается, довольный. Я у него спрашиваю - в чем было дело, заметил ли он что-то не то, или набойка была насчет этой мамзели?

- Да нет, так, пустое, - отвечает тот - просто мне жена велела узнать, какое белье носят в этом сезоне в Париже.

Смешно? Конечно, смешно! Вот и мы радостно гоготали всей процедурной, на секунду забыв, что прямые кишки у нас под завязку заполнены лечебно-целебной грязью.

 

КТО ПОСЛЕДНИЙ, ТОТ НЕ ДУРАК

Начну с предистории. В тот зимний вечер мы с друзьями собрались у Володи дома, чтобы отпраздновать его день рождения. Выпивали мы культурно, вместе с его родителями, хорошо закусывая различными яствами.

Как назло в тот вечер Володе надо было дежурить в ночь (он тогда подрабатывал сторожем на заводе), а он не смог подмениться. Чтобы не портить праздник закадычному другу (и в целях догнать упущенное хмельное состояние) мы слегка навеселе пошли всей кампанией заступать на дежурство, затарившись основательно в ближайшем ларьке. Слегка подогревшись из горла, мы дождались, когда Володя заступил на дежурство и его сменщик ушел домой. Дружной гурьбой сиганули мы через забор и направились к сторожке.

Сторожка та оказалась размером с деревенский сортир с треснувшим стеклом в окошке и в ней впритык помещались всего-то стул, маленький столик и электрокамин, выглядевший как обычный металлический ящик.

Володя вежливо пригласил нас располагаться, а сам направился в какое-то здание на поиски стакана. Помявшись на пороге, мы стали располагаться. Я сел на стул, Андрей встал у входа. Всё, дальше располагаться было негде. Макс и Сашка вынуждены были остаться на улице.

Тут Сашка (а надо сказать, что был он слегка близорук), изрядно уже замерзший, заприметив одиноко стоявший в углу ящик, весело подмигнул Максу, и со словами - «кто последний, тот дурак!» - рванулся в сторожку, растолкав нас с Андрюхой, и победоносно уселся на раскаленный камин.

Надо сказать, что сделал это он так уверенно и быстро, что мы даже не поняли ничего сразу и, понятное дело, не встревожились за сохранность его пятой точки. Однако, несмотря на толстую куртку с тройным синтепоном, камин делал свой дело. Дальше все было еще быстрее. Переглянувшись с Андрюхой, мы дружно заорали. Через мгновение в сторожке орали уже три человека. Вот только Санек, почему-то вместо того, чтобы сразу оторвать свою задницу от камина, сидел и продолжал орать, как будто его приклеили к нему. Но тут, похоже, боль стала нестерпимой и наш товарищ вскочил, как будто ему в зад вогнали ежа, завертелся на месте, и с диким ревом шуганул на улицу, свалив Макса. Не переставая орать, Санек скорехонько опустил свой тыл в сугроб.

Ржать мы начали, когда Сашка пролетал мимо нас, и уже не могли остановиться. В согнутом состоянии мы выползли из сторожки и упали в сугроб, содрогаясь от хохота.

Когда напуганный шумом и криками, к нам прибежал Володя, мы еще икали. Санек, молча наблюдавший за нами, барахтающимися в снегу, сказал: «Козлы бесхвостые!»

И тут пришла очередь упасть в сугроб и Володе: когда Санек поднялся, мы увидели, что из его розовой задницы торчит, как хвост, лоскут еще дымящихся санькиных трусов...

Задницу свою Санька залечил только через месяца полтора. Зато теперь он с гордостью рассказывает своим дамам, как горел в танке под Кандагаром...

Категория: Хороший юмор.

Печать

Яндекс.Метрика